реклама
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Кино


Иранские власти закрыли работавший в Тегеране Дом иранского кино, в задачу которого входило продвижение национального кинематографа, сообщает в ночь на понедельник газета The Daily telegraph со ccылкой на главу опальной организации Фархада Тохиди (Farhad Tohidi).

"Дом кино получил от Министерства культуры и исламской ориентации официальное уведомление в том, что наша организация существует нелегально и должна быть распущена к 5 января", - сказал Тохиди.

Деятельность Дома кино вызывала нарекания Минкульта с 2009 года, когда его руководители пригласили в Тегеран представительную голливудскую делегацию во главе с президентом американской Академии кинематографических искусств, а затем отправили в Лос-Анджелес с ответным визитом группу иранских кинематографистов. Министерство культуры и исламской ориентации неоднократно заявляло, что Голливуд является инструментом американской пропаганды и сотрудничество с ним никак не может приветствоваться.

Противоречия тянулись несколько лет, и эксперты расходятся в предположениях о том, что послужило последней соломинкой: то ли заявление Дома кино в защиту шестерых иранских документалистов, арестованных в сентябре за сотрудничество с Би-би-си, то ли внезапно внесенные в устав организации изменения, то ли праздник по поводу 30-летия национальной индустрии, куда пригласили известную своей правозащитной деятельностью актрису Анджелину Джоли.

"Из-за Дома кино и его действий иранское кино стало подвержено порокам даже больше, чем голливудское, а Анджелина Джоли и вовсе блудница из блудниц", - объявил занимающий консервативные позиции режиссер Фараджолах Салахсхор (Farajolah Salahshoor).

Со своей стороны, представитель Минкульта Мансур Ваэзи (Mansour Vaezi) подчеркнул, что Дом кино "последовательно игнорировал официальные письма, где сообщалось о недовольстве властей содержимым картин, снимавшихся членами организации".

Самое громкое дело, связанное с кинематографом, было возбуждено против режиссера Джафара Панахи (Jafar Panahi), победителя кинофестивалей в Канне, Венеции и Берлине. В мае 2010 года он был арестован вместе со своим коллегой Мохаммадом Расулофом (Mohammad Rasoulof); после того как за режиссера вступилась вся мировая кинообщественность, его временно выпустили под залог, но спустя полгода не только приговорили к тюремному заключению сроком на шесть лет, но и запретили в течение 20 ближайших лет снимать фильмы, писать сценарии, общаться с журналистами и выезжать из страны. В ожидании вердикта апелляционного суда Панахи снял о своей жизни картину "Это не фильм" (In film nist), которую показали в Канне. Однако петиции, подписанные Мартином Скорсезе, Фрэнсисом Фордом Копполой, Робертом Де Ниро, братьями Коэнами, Стивеном Спилбергом, Оливером Стоуном, десятками прочих кинознаменитостей и директорами ведущих международных фестивалей, не повлияли на судей: приговор Панахи оставили в силе, и только Расулофу сократили срок заключения до 1 года.

Большой международный резонанс вызвала и судьба актрисы Марзи Вафамер (Marzieh Vafamehr), которую приговорили к 90 ударам плетьми и последующему заключению за снятый в Австралии фильм "Распродажа моего Тегерана" (My Tehran for Sale), где речь идет об актрисе, страдающей от запрета на съемки. Правда, этот вердикт в итоге был смягчен.

Вместе с тем иранское кино продолжает вызывать к себе интерес на международных фестивалях и помимо политики. Так, лента Асгара Фархади (Asghar Farhadi) "Развод Надера и Симин" (Jodaeiye Nader az Simin), где катализатором конфликта между мужем и женой становится ее желание во что бы то ни стало эмигрировать, получила в прошлом году на Берлинале "Золотого медведя" за лучший фильм и "Серебряного медведя" за актерский ансамбль, а также была удостоена звания лучшего иностранного фильма года от американской ассоциации кинокритиков и теперь считается одним из сильнейших кандидатов на "Оскара" за лучший иностранный фильм.

Отныне руководство иранским кинематографом собирается взять на себя само Министерство культуры и исламской ориентации, однако представители Дома кино полагают, что такое решение незаконно.

"Дом кино зарегистрирован как неправительственная организация и в качестве таковой может быть распущен только судебным решением или постановлением съезда своих членов. Даже президент не имеет власти распускать Дом кино", - заявил исполнительный директор организации Мохаммад-Меди Асгарпур (Mohammad-Mehdi Asgarpur) иранскому агентству Nasimonline.

В то же время все иранские художественные и культурные организации должны получать лицензию на свою деятельность от Общественного совета по культуре (Iran Public Culture Council). Совет не утверждал изменения, внесенные Домом кино в свой устав, и в декабре объявил нелегальными как эти изменения, так и саму киноорганизацию. Это послужило Министерству культуры основанием для обращения в суд.
Нужные услуги в нужный момент
-50%
-10%
-25%
-50%
-24%
-30%
-20%
-35%