реклама
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Кино


Вероника Барабаш,

Актер прячет свою личную жизнь, но "Телесемь" рассказал, как бьет тарелки, худеет и мечтает быть свободным от работы. 

– Мы встречаемся на съемках "Адвоката-7". А год назад говорили, что с этим сериалом завязали.

– Надеюсь, этот сезон будет последним. Мы купили очень хороший сценарий. Снимаюсь, потому что надо работать, эти съемки можно совмещать с другими, и еще жалко покидать проект. Хотя есть опасность превратиться в штатного телевизионного адвоката.

– Ну к этому вам не привыкать: вас долго воспринимали как героя из "Маленькой Веры".

– Не самый плохой образ.

– Тогда на молоденького актера обрушилась бешеная популярность. Крышу не снесло?

– Тогда мне было двадцать пять лет. Не такой юный возраст. Уже сформировавшаяся личность, после одного института, с погонами старшего лейтенанта, со спортивной славой. Другое дело – мозги... Я был достаточно открытым человеком. Крышу, думаю, сносило. Но то, что происходило после появления картины, я считал вполне естественным. Мы же работали, старались, чтобы это было достойно.

– Такой успех хочется почувствовать снова. Жизнь превратилась в погоню за славой?

– Нет. Жизнь делится на работу и саму жизнь. И последняя заслуживает того, чтобы ее любить и тратить на нее время.

– Говорят, что будет сниматься продолжение "Маленькой Веры"...

– Я читал сценарий года два назад. Он был сырой. Повторения редко бывают удачными. Что сейчас происходит с продолжением "Маленькой Веры", не знаю.

– Вы потом дружили с Натальей Негодой?

– Общались постольку-поскольку. Это же была только киношная история.

Мужик в юбке

– Идеальная женщина, она какая?

– В ней загадка, изюминка. С ней вы, два разных человека, становитесь неразлейвода.

– Вы влюбчивый?

– Увлекающийся. Со временем все реже.

– Что для вас уютный дом?

– Дом, из которого не хочется уходить. Работа должна быть хобби. Если была бы возможность ничего не делать, было бы шикарно.

– Вы не трудоголик?

– Не-а. Борюсь с работой, чтобы для остальных труда осталось меньше. Это как с алкоголем. Почему люди пьют? Для того чтобы водки проклятой меньше осталось.

– Если бы заработали много денег, лежали бы в шезлонге на палубе яхты?

– Вряд ли. Ездил бы в какие-нибудь новые места. Россия – такая необъятная! Я вот недавно ездил в Кисловодск. Шикарно!

– Границы родины пересекаете?

– Моя любимая страна – Земля обетованная. Израиль – бездонное место, где постоянно находишь что-то новое. После ознакомительной поездки стараюсь приехать снова и основательно порыться. Как любому человеку, мне интересно, почему мы здесь существуем, кто мы такие.

– К себе серьезно относитесь?

– Как можно относиться серьезно к тому, что рано или поздно прекратит существование? Я ни к чему не отношусь серьезно.

– Пошутить над собой можете?

– Да, но не зло.

– Одна рецензентка ваших стихов назвала вас грустным романтиком. Попала в точку?

– Время идет. Что-то, надеюсь, осталось. Я пессимистический оптимист. У монеты есть решка и орел. Но не бывает плохих и хороших людей. Мы живем по закону ребра.

– Вот вы написали авантюрно-крими­нальный роман "Новая русская леди". Это что за птица?

– Это самодостаточная женщина, твердо стоящая на ногах, которая во главу угла ставит работу, но у нее случается прокол по мужской части. А жить ради самих себя неинтересно. Я много общался с такими женщинами. На определенном этапе у них грань между женственностью и мужественностью начинает стираться. Есть такой хороший афоризм – мужик в юбке.

– А какими качествами должен обладать настоящий мужчина?

– Ничего нового. Надо быть, а не казаться.

Летающая мебель

– На вашем сайте…

– Их есть штук восемь, но я к ним не имею отношения.

– Так вот на них девушки пишут, что вы самый красивый, талантливый, благородный мужчина. Читаете мнения о себе?

– Спасибо девушкам. Я вообще не интернетчик. Зашел в Интернет лет пять назад. У меня даже был, как это называется, e-mail.

– Ну да. Вы даже электронной почтой не пользуетесь?

– Нет. Я завел почту, к концу недели в нее зашел, а там писем пятьсот. Их все даже прочитать невозможно. Я это дело закрыл, и все. Не люблю анонимного общения. Это отдает безнаказанностью.

– Поклонницы преследуют?

– Бывают затяжные периоды. Но я корпусом – влево, а сам – вправо, я ж в хоккей играл.

– Хоккей, восточная борьба, бальные танцы в детстве-юношестве. Сейчас – охота, рыбалка. Вы такой жадный до впечатлений?

– Мне кажется это естественным. Странно, когда обычные для мужчины вещи называют из ряда вон выходящими и экстремальными. Те же парашюты, что в них экстремального? Или мотоциклы? Нормальные увлечения взрослых мальчишек.

– А алкоголь, к которому обычно так неравнодушны актеры?

– Сейчас все стараются обходиться без этого. На площадке пьющих актеров никто держать не будет. Если кому-нибудь из соратников по авиационному институту рассказать, что практически не выпиваю, у них будут большие глаза. После наших пирушек мебель приходилось выносить из помещений. Была сломана и не годна к дальнейшему употреблению.

– Так вы хулиган?

– Скорее – широкая душа. Выпивать надо дня два-три, чтобы ни в чем себя не ограничивать. Когда есть кайф, удовольствие, не надо его прерывать. Если переживаешь, что завтра будет голова болеть, тогда не пей, просто полощи рот.

– А вы склонны к необдуманным поступкам?

– К сожалению. Но, как говорят, лучше разбить пару тарелок, чем носить в себе нечто такое, что потом разорвет тебя изнутри.

– И тарелки бьете?

– Да.

– Когда вы режиссер, на актеров накричать можете?

– Как режиссер никогда себе этого не позволю. Как необузданный, невоспитанный человек – могу.

Белая ворона

– У вас столько образований…

– Это из разряда "всю жизнь учись, а дураком помрешь". Мне нравилось знать. Недавно была идея получить еще одно образование. Но зачем?

– А те, что уже есть, в жизни помогают?

– То, что было получено в авиационно-технологическом институте, помогает в стратегии и тактике поведения, распределении себя во времени и пространстве. Когда погружаюсь в дебри режиссуры, чувствую себя технарем. Когда занимаюсь актерством, то я гуманитарий.

– Чем вы только не занимались: и автомойки, и турфирма. Удается совмещать творчество и бизнес?
– Автомойки – это когда было! Сто лет назад! Турфирма уже закрылась. Совмещать творчество и бизнес у меня не получилось. Если вести бизнес профессионально, это занимает слишком много времени. Если пустить на самотек, то будешь в минусе. А почему вы меня о главном не спрашиваете? Недавно был всероссийский кинофестиваль актеров-режиссеров "Зо­ло­той Феникс". Я там получил Гран-при.

– Считайте, что спросила.

– Мне дали Гран-при за фильм "Артефакт" как за лучший режиссерский дебют. А музыка, написанная Павлом Кашиным, получила специальный приз имени Глинки за музыку к фильму. Сразу две награды за первую картину.

– Поздравляю! Сами-то Кашина слушаете?

– Пашку-то? Да! Считаю, что он один из самых гениальных композиторов и певцов. То, что он довольно далек от широкой публики, только доказывает его элитарность.

– У него песни неформатные, ни рок, ни бардовские, ни попса, вот его и не крутят на радиостанциях.

– Да, а в результате он превратился в Единицу. Мы, кстати, с ним похожи. Как он в музыке, так я в театрально-киношной профессии – некая белая ворона.

– Почему вы белая ворона?

– Я себя таким ощущаю. Потому что некоторый неформат. Я долгое время занимался только той работой, которую мог найти себе сам. Быть в театре ("Ленкоме". – Прим. "Телесемь") пятнадцать лет и сыграть в четырех спектаклях – это маловато.

– Было обидно?

– Да.

– Не хотелось бросить актерскую профессию?

– Нет, я понял такую истину – дорогу осилит идущий. Особенность профессии в том, что ее нельзя предавать. Нужно поклоняться одному богу.

– Чтобы этому богу поклоняться, нужно еще и хорошо выглядеть. Вот вы, смотрю, похудели.

– Килограммов на…дцать похудел, это да.

– О возрасте беспокоитесь?

– Нет. Надо стареть, чтобы не было стыдно. На заднице подтяжки не делать.

– Не страшно, что через энное количество лет придется играть Фирса в "Вишневом саде"?

– Доживу – придется, не доживу – не придется. Изменить ничего нельзя. Другое дело – можно постараться, чтобы процесс старения был более или менее комфортным.

БЛИЦ

– Если любимая вещь, то...
– Оранжевый плюшевый мишка из детства. Как-то переезжает со мной все время.

– Если одежда, то...
– Спортивная, неэкстравагантная, старая добрая классика.

– Если коллекционировать, то...
– Автомобили, но нет возможности – ставить негде.

– Первая запомнившаяся покупка...
– В девятнадцать лет купил желтые "жигули" на деньги, заработанные на БАМе.


СПРАВКА

родился: 13 августа 1962 года в г. Москве
образование: Московский авиационно-технологический институт, вечернее отделение Института иностранных языков, Театральное училище имени Б.В. Щукина, Высшие курсы режиссеров и сценаристов
карьера: снялся более чем в 120 фильмах и сериалах. С 1990 г. – актер театра "Ленком", с 2002 г. – художественный руководитель театра "Ателье"
семейное положение: разведен

ПРЕДПОЧТЕНИЯ

город: Москва
напиток: вода, недавно распробовал, оказалось – сумасшедше вкусная штука
машина: джип
спорим, вы не знали, что… когда работал ротаторщиком в Хозяйственном управлении МВД СССР, подделывал подпись министра. При печати ее было не видно – надо было ретушировать.
Нужные услуги в нужный момент