реклама
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами


В интервью Deutsche Welle главный режиссер Минского театра юмора и сатиры "Христофор" Евгений Крыжановский объяснил, почему в Беларуси политическая сатира как жанр не получает должного развития.

По мнению главного режиссера Минского театра юмора и сатиры "Христофор" Евгения Крыжановского, в Беларуси, как когда-то при советской власти, сатирики стали говорить полунамеками. Между тем Крыжановский, который в 2001 году пытался участвовать в президентских выборах, уверен, что без сатиры общество превратится в болото.

Deutsche Welle: Как тема нынешних выборов президента отражается белорусскими сатириками?

Евгений Крыжановский: Сатира - как сабля, которой можно порезать противника, но можно порезаться и самому. Я испытал это на себе в 2001 году, когда выдвигал свою кандидатуру на пост президента, и меня тогда называли и шутом, и клоуном. Это было и больно, и обидно, но без этого нельзя.

Сегодня кандидаты в президенты дают повод поиздеваться (конечно, в хорошем смысле) над собой и над своими обещаниями. Ну разве не повод посмеяться, например, когда у кандидата нет никаких доходов за 2009 год? Как человек хочет руководить страной, если сам не может зарабатывать деньги? Я с уважением отношусь к мужеству кандидатов, которые говорят нелицеприятные вещи для власти, но как сатирик имею полное право смеяться над недостатками.

Это касается также и действующего президента. Вот, например, такая шутка: чем отличается конкурс Евровидения от белорусских выборов? На Евровидении за два месяца до начала неизвестен результат, а в Беларуси за два месяца до выборов результат известен. Сатира нужна не только на выборах, мы расшевеливаем болото, бросаем камни, чтобы хоть что-то было свежее.

- Известны случаи, когда авторы карикатур и сатирических мультфильмов о белорусском президенте подвергались преследованию. Почему власть так относится к тем, кто над ней шутит и смеется?

- Я удручен, потому что сатиры на сегодняшнюю власть в Беларуси, к сожалению, нет. Она была в начале 90-х годов, когда театр "Христофор" издевался (в хорошем смысле) и над Партией БНФ, и над парламентом, и над президентом. У нас был номер, когда Ленин и Лукашенко тащили Беларусь каждый в свою сторону, там были такие слова "Сокол наш прилетел с Могилевщины". И Александр Григорьевич выскакивал на сцену с большими соколиными крыльями. Люди в зале падали со стульев.

Сегодня этого, безусловно, нет. Я даже не думаю, что запрет идет с самого верха. Это все перестраховка местных властей, потому что когда мы приезжаем в маленький провинциальный городок, первое, что слышим: "Ой, умоляем вас, только про Лукашенко ничего не надо!" Люди запуганы и боятся за свои места, боятся, что им попадет. Видимо, такой менталитет у белорусов.

Я видел в Одессе, как по телевидению "лупили" мэра этого города и когда на президента Украины Януковича делали очень смешные пародии. Я завидую украинцам, потому что у нас такого просто нельзя делать. На местах боятся последствий.

- Может ли сатира изменить что-либо в обществе?

- Сама сатира, конечно, ни на что не повлияет, потому что тот, на кого делают пародии, вряд ли скажет, что он был неправ. Но наличие сатиры в стране говорит о свободе слова. И когда в новой передаче "Кухня" на Белорусском телевидении смеемся над Лукашенко (мягко, конечно), то потом нам и звонят, и на улице подходят и спрашивают, не боимся ли мы. До того наш народ перепуган.

- Театр юмора и сатиры "Христофор", в котором вы являетесь главным режиссером, позволяет себе критиковать власть?

- Критиковать - не скажу, у нас за критику можно сильно получить. Но над властью мы шутим. У нас на ура идет шутка про выборы, когда со сцены спрашивают: если бы женщина в Беларуси стала президентом, как бы ее звали? Звучит ответ - Александра Григорьевна.

Мы стали, как при советской власти, говорить полунамеками, поднимать брови, указывая наверх, и все понимают. Это действует очень сильно. Может быть, для нас, сатириков, это даже интересней.

Галина Петровская
-10%
-10%
-70%
-11%
-20%
-30%
-10%
-15%
-96%
0063042