реклама
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами


Мы часто сетуем на качество программ на белорусском телевидении, полагая, что все дело в нехватке технического оснащения. Но дело не в технике, ведь даже региональные телестанции с недостаточным оборудованием могут выпускать классные программы. Чего на самом деле не хватает нашему телевидению? Можем ли мы конкурировать с российскими и украинскими каналами? О качестве и проблемах национального телевидения в студии TUT.BY рассуждал Леонид Миндлин, медиаэксперт и кинодокументалист.

– Как вы оцениваете уровень развития регионального телевидения в Беларуси?

– Я думаю, года два-три назад в какой-то степени это развитие остановилось. Первая станция появилась примерно в 1992 году, и к 2003 году аудитория региональных станций составила 2,5-2,8 миллиона зрителей. Местные новости – это уникальный продукт, и кроме них этого никто не делает. В США такие мелкие телевизионные станции называют milky cows – "дойные коровы", потому что эти станции реально зарабатывают деньги на местных новостях и рекламе. Они работают как региональные операторы, предоставляя новости национальным сетям.

В 90-х годах у нас создалась вторая телевизионная система, которая могла бы дополнять национальные каналы. К сожалению, что-то случилось: или им уделялось недостаточно внимания, или чересчур много, но эти станции все время работают в каком-то напряжении. К чести журналистов и руководителей станций, они достойно проходят через эти трудности. Например, меня всегда потрясала станция "Варяг" в Пинске. Ее владелец, радиоинженер-связист, открыл станцию на маленьком примитивном передатчике, который покрывает Пинск и окрестности. Кроме того, он открыл газету тиражом в 15-16 тысяч и FM-станцию с очень хорошим качеством вещания, хорошей фонотекой и грамотными ди-джеями. Получился такой региональный медиахолдинг из предприятий, которые поддерживали друг друга.

– Создание медиахолдингов – это как раз то, что отличает региональные телеканалы. Насколько, на ваш взгляд, это вредит развитию телевидения?

– Я не думаю, что это вредит телевидению. Во-первых, это экономия средств: создается единая информационная структура для радио, телевидения и газеты с единой новостной и информационной базой. Кроме того, вы друг другу союзники: не мешаете, а поддерживаете друг друга. Это позволяет обучать людей, давать им возможность профессионального роста. Сейчас очень много региональных операторов и журналистов работают на национальных каналах Беларуси и даже в Москве, на каналах высокого профессионального уровня.

– Насколько сравнимо качество регионального телевидения с качеством программ и продуктов национального телевидения?

– Сравнивать не стоит: у них совершенно разные жанровые направления. Основной продукт – это новости. По уровню новостного сюжета региональные станции абсолютно не отличались от новостей раннего ОНТ, при этом на региональных станциях на новостях работают в лучшем случае два журналиста и два оператора.

Малая станция не может делать большое шоу, на это у нее нет ни денег, ни техники. Малая станция может позволить себе ток-шоу в ограниченном размере, да и соперничать с крупной может только в новостях. Хотя и публицистика, теплая, человечная, сделанная региональными телестанциями, заслуживает очень хороших отзывов международного жюри различных фестивалей.

– Вы сказали, что развитие региональных телеканалов остановилось несколько лет назад. Но сегодня они поставлены в условия, при которых должны выйти на расширенную сетку вещания. Подстегнет ли это развитие каналов?

– Я не могу сказать определенно. Расширение сетки вещания означает, что телеканалам придется брать чей-то продукт: восемь часов вещать за счет собственного продукта способны даже не все национальные каналы. Например, большинство программ на ОНТ – российского производства. Поэтому я не знаю, как оценивать тот факт, что региональным каналам ставят задачу расширения вещания. В любом случае, если у них есть возможность делать больше программ, они их будут делать, потому что смогут заработать на рекламе. Но насильно заставлять местные каналы расширить сетку вещания – это, на мой взгляд, нонсенс.

– При каких условиях такие амбициозные планы и задачи могли бы сыграть на пользу этим телеканалам?

– На пользу они сыграют только тогда, когда будут реальны. В маленьком провинциальном городе не наберется столько информационных поводов, чтобы делать частые новостные выпуски. Я не думаю, что поставленная идеологическая задача выполнима и решаема. Да я и не понимаю, какая идеологическая задача в данном случае ставится. Можно привести пример Финляндии, где на каждом доме стоит спутниковая тарелка. Но крестьяне не пользуются ими, потому что им интереснее смотреть свои новости, то, что происходит в своей деревне. Когда-то и в Беларуси, в колхозе "Рассвет" у Старовойтова, было свое телевидение – и его смотрели. Но если мне укажут, что нужно вещать шесть часов, а возможности и потенциала хватает только на два часа, где же взять материал? Там не хватает техники, монтажных, квалифицированных монтажеров, режиссеров, операторов, журналистов.

Когда мне говорят об идеологии, я вспоминаю старый одесский анекдот. Одесский "Привоз", один человек другому говорит: "Жора, ставь рыбу жарить!" – "Так рыбы же нет!" – "Ты жарь, жарь. Рыба будет!" У меня такое ощущение, что и нам надо жарить то, чего нет: делай вещание, когда у тебя для него нет ни финансов, ни технологических возможностей.

Телевидение – дорогая штука. Есть хорошая американская поговорка: "Породистую лошадь держите на длинном поводке". Да, лошадью на коротком поводке проще управлять, но неизвестно, приведет ли она вас куда-нибудь. А если хорошей лошади отпустить поводья, она вас приведет куда надо и выиграет приз. Телевидение – это породистая лошадь, и ее не надо держать на коротком поводке.

Мне кажется, что не нужны эти контрольные цифры, нужно уходить от них, особенно в этой сфере. Ребята развиваются как бизнес-структура, зарабатывают деньги, вкладывают их в свое развитие, поэтому дайте им развиваться нормальным путем и не ставьте контрольные цифры, задания и встречные планы.

– Сколько региональных станций способна выдержать Беларусь и ее регионы? Будет ли способствовать развитию конкуренция на местном уровне или достаточно одной станции на регион?

– Делать можно столько, насколько есть потребностей и возможностей, особенно с современной техникой. Раньше все ограничивалось мощностью передатчика, сейчас же это бизнес, который требует маркетинга и мониторинга желаний людей в регионе. Я считаю, что потребность в новостях и информации всегда существует. Вы должны быть готовы к тому, что если у вас сядет летающая тарелка, то это событие станет вашей новостью, которую купит весь мир. В этом смысле на месте региональных телестанций я бы развивался не вширь, а с упором на качество. Я бы создавал свои информационные точки, чтобы в каждой деревне у меня был человек, который поставлял бы информацию. По этому принципу работала ВВС в горячих точках: они давали небольшие камеры людям, задачей которых было снять в нужное время нужное событие. Чем больше у вас информационных источников, тем более качественным будет ваше вещание.

Проблемы наших национальных каналов заключаются в том, что у них мало информационных источников, они в основном ориентируются на официальную информацию. Телевидение – это маленькое зеркало жизни, и пусть оно отражает все ее стороны. Оно само никогда не будет переходить грань, ведь зритель отторгнет всю "чернуху", но и от "фабрики грез" он тоже устал.

– Какие программы белорусских национальных каналов вы смотрите регулярно? Что думаете во время просмотра?

– Регулярно я программы не смотрю, смотрю их только потому, что ко мне иногда обращаются серьезные организации за медиаэкспертизой. Как профессионалу просмотр программ не доставляет мне особого удовольствия и интереса. Прежде всего, я смотрю новостные программы и те, что называются аналитическими. Новостное вещание на наших каналах, да и на российских в том числе, политизировано и идеологизировано.

Тем не менее надо признать, что телевизионные новости стали гораздо лучше по сравнению с теми, что были некоторое время назад. Эти новости более домашние. Например, в нашей программе "Контуры" очень теплый ведущий, который работает в легкой, домашней манере.

Иногда я смотрю видеофильмы, которые делает АТН, но считаю, что это вне профессии, вне журналистики. Это, может быть, пропаганда, агитация, и тот факт, что в фильмах нет титров, только подчеркивает, что это не профессия. Журналист не скрывает то, что он делает, журналист показывает себя, отвечает за свой материал. А в этих видеофильмах можно сказать все, не думая о последствиях.

Все остальное на телевидении очень вторично: у нас покупается лицензия, программы адаптируются, но получается не то. Я помню неудачный, на мой взгляд, опыт программы "Две звезды": были отдельные интересные моменты, но в целом программа не сыграла.

Мне кажется, что своего пути на телевидении не найдено. Появляются какие-то новации, однако их очень мало. Например, я с большим интересом смотрю на белорусском телевидении программы Олега Лукашевича: это интересные выпуски, в которых есть свой вкус, хороший профессиональный уровень режиссуры и сценариев.

Какое-то время на Первом канале были неплохие кинопрограммы: покупали очень любопытные, интересные фильмы. Очень неплохо на ЛАДе организовано спортивное вещание. Есть неплохие программы, но новости в силу, возможно, идеологической установки эффекта не имеют.

– Вряд ли в мире найдется телеканал без своей идеологии. Вопрос в том, как совместить качество и идеологию в белорусском варианте. Есть у вас свое видение этого?

– Я думаю, наши идеологи пока не сформулировали то, что называется идеологией. Идеологии я пока не вижу, хотя, казалось бы, чего искать: мы живем в цивилизованной Европе на ценностях и идеях христианской цивилизации. Вот и идеология – вечные ценности и заповеди, по которым живет весь мир. Зачем выдумывать себе какую-то иную идеологию?

Второй компонент идеологии – знание своей страны и ее истории, и это, естественно, отражается на телевидении и качестве программ. Я всегда с большим интересом смотрю по ОНТ цикл "Обратный отсчет", который делает частная студия. Был найден стиль программы, подготовлен очень хороший, качественный сценарный материал. Это программа, которая не в лоб, но убедительно подает очень серьезные и интересные факты истории и таким образом своеобразно совмещает идеологию и качество.

Конечно, можно добиться тотальной пропаганды, когда все телеканалы, газеты и радиостанции будут дуть в одну дуду, и тогда можно навязать что угодно.

– Наверняка сейчас белорусскому телевидению нужно заботиться о том, чтобы рейтинговыми становились программы, которые являются белорусскими по своему происхождению и идее. Чего не хватает для того, чтобы это стало реальностью?

– Если мы имеем в виду новостное, общественно-политическое вещание, нужно немного больше говорить о реальности, о том, что происходит. Например, весь мир попал в кризис. И россияне, и все наши соседи говорили об этом, давали информацию своим зрителям, чтобы они могли сами оценить ситуацию и просчитать свой вариант выживания. Я думаю, главное – давать реальную информацию, а не раскрашивать все время нашу жизнь, делать "фабрику грез". Давайте немного откроем эти шлюзы, дадим людям информацию, дадим возможность подумать и тем самым повысим качество нашего новостного вещания.

– Немалый процент вещания составляют рейтинговые развлекательные программы, не белорусские по своему содержанию, происхождению и замыслу. У нас фантазии не хватает?

– Ничто не возникает из ничего – всегда есть причинно-следственная связь. У нас всегда шел отток профессионалов в Москву, где было больше возможностей. Но ехали не только в Москву: например, в Ханты-Мансийске есть очень хорошая по своему технологическому оснащению студия, где у людей была возможность прекрасно себя реализовывать.

Развлекательные программы требуют больших финансовых и технических затрат. Москва и Украина пошли по пути создания продюсерских центров, а мы за ними не успели. Еще в 1992 году режиссер Юрий Хащеватский предложил снимать сериалы. Это была идея, которую тогда еще россияне не реализовывали, и можно было прекрасно совместить "Беларусьфильм" и наше телевидение. Но мы не успели. Так сделали россияне и украинцы: сначала снимали дешевые сериалы, а постепенно доросли до хорошей пленки и качественных сценариев. Этот конвейер позволяет наработать денежную массу, на которой можно сделать хорошую "развлекалку". Посмотрите на украинские ток-шоу, на студию, на работу режиссеров. Я не скажу, что наше ток-шоу "Выбор" плохое, оно стало лучше, когда ведущим стал Дорофеев, тем не менее это пока не то. Так же можно оценить и российские ток-шоу: не вникая в содержание, можно сказать, что технически это делается очень здорово.

Наши маленькие региональные станции давали возможность программистам, людям новых профессий находить работу. Эти люди привозили сюда новые программы, новую технику, создавался фундамент, чтобы на белорусское телевидение пришел хай-тек. Ведь Первый белорусский канал хорошо оснащен технически: и съемочная, и монтажная техника очень неплохие. Мне кажется, что не нужно ставить задачи, не нужно приказывать к какой-то дате делать какие-то программы. Отпусти поводок телевидению – и оно так поскачет!

Алена Андреева