реклама
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

За рубежом


После выборов президента, которые состоятся в марте 2018 года, в течение следующего года могут смениться руководители трех главных телеканалов: Первого (Константин Эрнст), НТВ (Алексей Земский) и холдинга ВГТРК (Олег Добродеев). Об этом говорят собеседники Znak.com, работающие на федеральном телевидении.

Тональность федеральных телеканалов вызывает много нареканий — и у экспертов, и у зрителей. Ток-шоу, итоговые и авторские программы рассказывают о ситуации не просто однобоко, они настраивают аудиторию на агрессивно-консервативный лад. Еще весной Znak.com писал, что по заказу администрации президента одна из коммерческих компаний проводила исследование общественно-политических эфиров. Исследователи отмечали крайнюю эмоциональную окраску и сильный перекос в сторону внешнеполитической повестки. В выводах говорилось, что программы становятся «основным каналом муссирования негативных и тревожных дискурсов, которые ведут к эскалации эмоциональной напряженности». Тогда и возникли первые слухи о том, что линейка общественно-политических шоу изменится. Однако этого не произошло. 

Владимир Соловьев. Фото: ВГТРК
Владимир Соловьев. Фото: ВГТРК

Сейчас самым рейтинговым ток-шоу в общественно-политическом жанре был и остается «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым». Согласно данным «Медиаскопа» (бывший TNS Россия), каждую неделю программа получает долю от 17% до 19% по городам России с населением свыше 100 тысяч человек. Если брать данные за неделю с 27 ноября по 3 декабря, то кроме лидера Соловьева долю 17,8% получило ток-шоу «Человек и закон» на «Первом канале», а субботнее шоу Вадима Такменева на канале НТВ «Центральное телевидение» — долю 11%. 13,7% долю получили «60 минут» на «России 1», а «Время покажет» — 12,2%.

Сегодня сразу два сотрудника федеральных телеканалов говорят, что предстоящие замены связаны не столько с содержанием эфиров, сколько с общим трендом на обновление и омоложение кадров. Эрнст руководит «Первым каналом» (ранее ОРТ) с 1999 года, Добродеев ВГТРК — с 2000 года.

Бывший федеральный чиновник рассказал, что после каждых президентских выборов пересматриваются кадры: одни остаются, других заменяют. В том числе каждый раз рассматривается вопрос о замене топ-менеджмента крупных телеканалов — например, в 2012 году стоял вопрос о руководителе НТВ Владимире Кулистикове, который в итоге сохранил тогда свой пост и ушел в отставку только в 2015 году по состоянию здоровья. Данные процессы не связаны с критикой общественно-политических ток-шоу, так как изменения в программной сетке или кадровые замены ведущих могут происходить и происходят и без смены руководителей каналов, говорит собеседник Znak.com.

В последние месяцы телеканалы снова подвергаются резкой критике, в том числе за неумение работать с современными форматами. 

Телеведущий с клоунским носом и приклеенными усами дует в дудку, его напарник перекрикивает и коллегу, и гостью в студии. Визг, кривляние — еще немного и ведущие начнут лаять в прямом эфире программы «Время покажет» на «Первом канале», куда на прошлой неделе пришла кандидат в президенты Ксения Собчак. Знакомые автора текста из числа экспертов, близких к администрации президента, выражали недоумение по поводу случившегося: собранная Собчак смотрелась на экране на порядок выигрышнее ведущих.

Кадр программы "Время покажет" (Первый канал)
Кадр программы "Время покажет" (Первый канал)

ВГТРК, пытаясь омолодиться, делает попытки открыть YouТube-каналы своих ведущих — например, замглавреда телеканала «Россия 24» Дмитрия Кулистикова или Алексея Казакова. Однако среди молодежной аудитории они встречают непонимание. Например, рассказывая о предложении депутатов Госдумы обязать всех владельцев животных их регистрировать, ведущий обратился к зрителю с вопросом, зарегистрированы ли у него отношения с его сукой. Во втором выпуске Кулистиков-младший вслед за репортерами «России 24» пытался высмеять пост основателя «ВКонтакте» и Telegram Павла Дурова. Последний рассказал о семи вещах, от которых он отказался ради улучшения жизни, — в том числе от «телевидения и его аналогов». Ведущий пришел к выводу, что слова Дурова напомнили ему, что «рок бывает против наркотиков, а пчелы — против меда». Казаков же сделал выпуск про молодежные субкультуры и рассказал, что относящихся к ним девушек называют шлюхами. При этом он показывал реальные фото девушек-блогеров. В ответ те запустили кампанию #Россия24ПробилаДно.

Дмитрий Киселев. Фото: ВГТРК
Дмитрий Киселев. Фото: ВГТРК

Вице-президент «Центра политических технологий» Алексей Макаркин говорит, что необходимость коррекции российского телевидения каждый может оценивать по-своему. С точки зрения свободы слова, расширение плюрализма мнений на телевидении необходимо, а с точки зрения прагматизма и желания иметь управляемую конструкцию, этого делать не нужно.

«Общественно-политические ток-шоу — это не место для дискуссии, а мини-спектакли с честными государственниками, злыми иностранцами и так далее, — говорит Макаркин. — Ксения Собчак изменила ситуацию, потому что не стала играть ту роль, которая была ей предписана. Но проблема в другом: эти ток-шоу разогревают аудиторию и вводят ее в истероидное состояние, а потом выясняется, что государству надо изменить решение на другое, не соответствующее подготовленной эмоции. Аудитория уже разогрета и готова броситься на врага, а потом выясняется, что на врага бросаться уже не надо — например, как в случае с Олимпиадой, когда оказалось, что не нужен бойкот, а надо ехать под нейтральным флагом. Или как с молодым человеком из Нового Уренгоя, пожалевшего пленных немцев на выступлении в Бундестаге. Лобовая пропаганда хороша, когда есть запрос на прямое столкновение с Западом, как в 2014–2015 годах, но когда ситуация становится сложнее, такое орудие становится контрпродуктивным». 

Макаркин отмечает, что интересы граждан по всем соцопросам существенно отличаются от тем, транслируемых по телевидению, и чувствуется, что после выборов власть пойдет решать накопившиеся проблемы. «И тут встает вопрос, что делать с ситуацией, когда у людей в реальности одни проблемы, а по телевидению о них вообще не говорят, а также с ситуацией, когда аудиторию надо постепенно смягчать и включать в повестку реально интересные людям темы», — рассуждает Макаркин. 

Политолог Аббас Галлямов говорит, что после президентских выборов вполне вероятно появление новых внутриполитических трендов, когда можно будет обновить экономическую повестку, привлечь в политику и медиа новые лица.

«В последние годы на фокус-группах в регионах все активнее звучат раздраженные голоса относительно общественно-политической повестки на телеканалах. Особенно в последний год людей раздражала тема борьбы Натальи Поклонской с „Матильдой“ Алексея Учителя. Звучат голоса, что на телевидении не понимают, как живут люди, с какими они сталкиваются проблемами. Люди говорят об излишнем количестве агрессии, об усталости от криков. Поэтому, чтобы продемонстрировать тренд на обновление, на поверхности стоит одно из решений — обновление государственных медиа», — говорит Галлямов.

Политтехнолог, экс-заместитель полпреда президента в УрФО Андрей Колядин говорит, что сейчас, когда смотришь общественно-политические программы на центральных телеканалах, создается ощущение, что их авторы неистово ненавидят людей, живущих в России, и пытаются свести их с ума.

«Думаю, ситуация внесения корректив назрела, но не факт, что их надо вносить на уровне менеджмента телеканалов. Например, я дружу с Олегом Добродеевым, он — профессионал высочайшего класса. Но вот в политическую повестку телеканалов надо вносить изменения: делать умную политику и умное телевидение, а не злобное и всех ненавидящее», — отмечает Колядин.

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-50%
-20%
-20%
-20%
-20%
-40%
-10%
-20%