реклама
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

За рубежом


Константин Эрнст. Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ
Константин Эрнст. Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ
Портал "Сноб" опубликовал интервью журналиста Евгения Левковича с Константином Эрнстом, которое генеральный директор Первого канала запретил к печати. Журналист готовил интервью для другого издания, однако Эрнст запретил его публиковать, поскольку Левкович, как он сам признался, "выслал ему несколько фривольную интерпретацию разговора". Дата, когда произошел разговор, не указывается. Текст интервью в настоящий момент доступен только участникам проекта "Сноб" (копия в кэше Google).

Отвечая на вопросы, Константин Эрнст несколько раз просит выключить диктофон. Содержание разговоров, произведенных не под запись, Левкович передавать не стал, кроме одного момента, в котором Эрнст заявляет, что убийство генерального директора телеканала ОРТ Владислава Листьева было заказано рекламным магнатом Сергеем Лисовским. Под запись Эрнст объясняет, что он не называет заказчика убийства Листьева публично, поскольку у него нет доказательств причастности бизнесмена и что сейчас их уже невозможно найти. Эрнст также поясняет, что покойный бизнесмен Борис Березовский "к смерти Влада Листьева не имеет никакого отношения".

Евгений Левкович заявил во вводке к интервью, что решил опубликовать слова про Лисовского, несмотря на то, что они были сказаны не на диктофон, потому что эта "информация может иметь важное общественное значение". "В случае чего, я готов ответить за нее в суде - в конце концов у меня есть свидетели", - добавил он. Вместе с Левковичем на интервью присутствовал журналист Павел Гриншпун.

Кроме того, в беседе с Левковичем Константин Эрнст опроверг существование цензуры на Первом, отметив, что на телеканале есть только его редакторская цензура. Гендиректор объяснил, что упоминание тех или иных людей в эфире Первого и выбор новостей зависят от его личного выбора. В частности, как заявил руководитель "первой кнопки", на его канале не говорят об оппозиционерах Гарри Каспарове и Эдуарде Лимонове, потому что он не воспринимает их как политиков.

Константин Эрнст добавил также, что на телеканале нет прямой "заказухи", а на еженедельных совещаниях в Кремле руководство федеральных каналов просто "просят подсветить что-то" в эфире. "Потому что журналисты, как правило - люди поверхностные, во многих областях не разбирающиеся, и могут пропустить важное событие", - пояснил гендиректор Первого. По словам Эрнста, он иногда обсуждает текущие вопросы с пресс-службой администрации президента, однако часто спорит с ними.

В интервью Эрнст упомянул и своих коллег по телевидению - Леонида Парфенова и Светлану Сорокину. Эрнст объяснил, что вопрос, почему Парфенова нет на центральном телевидении, надо задавать не ему. По словам Эрнста, он не приглашает журналиста делать информационную программу, потому что ему бы не хотелось видеть на Первом канале передачу "Намедни" в том виде, в каком Парфенов ее делал для НТВ. "Считаю во многом то, что с ним произошло - это результат гордыни, которая свойственна в разной степени всем, - заявил Эрнст  про увольнение Парфенова с НТВ в 2004 году. - Леня просто решил, что сломает ситуацию. И не сломал. Рассчитал он наивно".

Что же касается ухода Светланы Сорокиной с Первого канала, Эрнст пояснил, что она "делала неинтересную программу" и он с ней "мучился страшно". "У нее никакого системного видения мира, - объяснил гендиректор Первого свои идеологические расхождения с Сорокиной. - У нее в ходе перестройки забиты были эти стереотипы, как у половины сотрудников „Эха Москвы“". Светлана Сорокина работала на Первом канале с марта 2003-го по июнь 2005 года, вела ток-шоу "Основной инстинкт".

Константин Эрнст стал генеральным продюсером ОРТ, позже превратившегося в Первый канал, в 1995 году, после убийства Владислава Листьева. В 1999 году он был назначен генеральным директором Первого. Евгений Левкович работал в изданиях Rolling Stone и The New Times.
Нужные услуги в нужный момент
-50%
-10%
-20%
-10%
-10%
-10%
-30%
-50%
-20%
-40%
-20%