Выберите канал

Выберите канал

Популярные
Кино
Спорт
Познавательные
Развлекательные
Детские
Музыка и мода
Новостные
Белорусcкие
Российские
Каналы МТИС
Каналы "Космос ТВ"
Каналы ZALA
Каналы "Телесеть"
Каналы "Аксиома-Сервис"
Каналы "НТВ Плюс"
Каналы "Триколор ТВ"

Подписки

Новости
Беларусь
За рубежом
Кино
Техника
Коммуникации
Спорт на ТВ
Спутниковые новости

Афиша Беларуси
Форумы по теме
реклама
реклама
реклама

За рубежом


Добрый вечер. В эфире "Телехранитель", программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. И сегодня поговорим о центральном телевидении – забытое словосочетание, которое реанимировали на канале НТВ, и сегодня у нас в гостях создатели программы "Центральное телевидение" - ведущий программы Вадим Такменев. Здравствуйте, Вадим.

В.ТАКМЕНЕВ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: И директор праймового вещания НТВ Николай Картозия. Здравствуйте, Николай.

Н.КАРТОЗИЯ: Добрый вечер, Лена. Хотя впору говорить не о центральном телевидении, а о центральном отоплении.

Е.АФАНАСЬЕВА: Жарко или…

Н.КАРТОЗИЯ: Наоборот, холодно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но это морозит. С таблетками пришли. Горите на работе, Николай, может быть?

Н.КАРТОЗИЯ: Вот при Лужкове такого не было.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. Нет, точно горите на работе. Рассказывали, что у вас там все полыхает на съемках Нового года?

Н.КАРТОЗИЯ: Да, чуть не сгорели.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пожарников на вас нет, и так далее. Но это другая тема для разговора. Почему "Центральное телевидение"? Откуда такое словосочетание забытое всплыло, и зачем оно вам?

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, вы знаете, естественно, мы никоим образом не хотели напомнить о традициях того самого центрального телевидения, которому мы прямо противоположны. Дело в том, что мы ориентируемся все-таки на более молодую аудиторию, нежели основные наши итоговые форматы НТВшные, и для поколения тридцатилетних и чуть моложе название "Центральное телевидение" означает то, что означает: центральное телевидение. Такой воскресный вечерний канал, в котором сконцентрированы самые центральные, самые обсуждаемые темы. Ну и, естественно, словосочетание просто хорошее, на слуху. Плюс – всегда приятно продюсерам в этой программе работать. Представляете, звонят кому-нибудь договариваться, с губернатором каким-нибудь…

Е.АФАНАСЬЕВА: "Я продюсер "Центрального телевидения"…

Н.КАРТОЗИЯ: Да. Все, там уже честь отдали.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть там работает привычка, у более старшего поколения.

Н.КАРТОЗИЯ: Конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Наши средства связи: +7 985 970 4545, смс-номер. Ваши вопросы Вадиму Такменеву и Николаю Картозии. Что-то Вадик уже смеется. Что вас так удивило?

Н.КАРТОЗИЯ: Владик проснулся просто.

Е.АФАНАСЬЕВА: А во второй части программы вы, как всегда, сможете задать свои вопросы. Во-первых, спасибо, что вообще приехали в перерыве между двумя прямыми эфирами. Как я поняла, вы провели эфир "Центрального телевидения" на Дальний Восток. Проснувшийся Такменев.

В.ТАКМЕНЕВ: Да, и буквально через… В 20:50 мы будем выходить на Москву.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо, пробок нет в воскресенье. Иначе бы "Эхо Москвы" торпедировало прямой эфир.

Н.КАРТОЗИЯ: Да, похоронило бы "Центральное телевидение".

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну спасибо, что пришли, потому что достаточно трудно вынырнуть в подготовки прямоэфирной программы. Каково оно в качестве звезды, ведущего телепрограммы, шоу человеку, который… Ладно смеяться-то. Что такое, Николай?

Н.КАРТОЗИЯ: Ничего, смешинка в рот попала.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тоже проснулся. …ведущего программы человеку, который начинал репортером?

Н.КАРТОЗИЯ: А кончил ведущим. Такой посыл.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, я к тому, что все-таки больше у вас сейчас такая ипостась…

В.ТАКМЕНЕВ: Я расскажу сейчас очень коротко. На самом деле, "Центральное телевидение" - это вот как раз тот замечательный продукт, где я смог вместе сочетать тот опыт, который я получил, работая репортером, потом, когда я занимался "Суперстаром", это была совсем противоположная деятельность…

Е.АФАНАСЬЕВА: Шоу-бизнес вполне.

В.ТАКМЕНЕВ: Ну какой шоу-бизнес? А информационное шоу – это ведь как раз синтез репортерства и шоу. И поэтому, не знаю, мне очень пригодилось и то, и другое. И поэтому мне сейчас очень комфортно в этой программе.

Н.КАРТОЗИЯ: А если б ты еще в своей жизни вел грузинские свадьбы, представляешь, какая богатая и широкая палитра у тебя бы была?

В.ТАКМЕНЕВ: Еще все впереди, Николай Борисович. Корпоративы…

Н.КАРТОЗИЯ: Я думаю, что нашими темпами скоро будем вести…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вы, Коля, придумаете следующий формат, и там в качестве подготовки и грузинские свадьбы будут.

В.ТАКМЕНЕВ: За Колей не заржавеет.

Е.АФАНАСЬЕВА: А зачем каналу столько… вы сами сказали, что этот формат для более молодых зрителей, чем другие итоговые программы. А зачем одному каналу столько итоговых программ?

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, во-первых, это не совсем итоговая программа.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, как вы назвали…

Н.КАРТОЗИЯ: Итоговый формат, я сказал. Итоговая программа – это тоже, кстати, мое название, но это другая программа – это проект Кирилла Позднякова. "То, чем запомнится эта неделя". Вы знаете, ну, вы знаете прекрасно, Лен, что я в свое время был шеф-редактором программы "Намедни", причем пришел в нее в самом молодом и нежном возрасте, когда формируются и наносятся самые главные психические травмы, – в 23 года.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это все Леонид Геннадьевич виноват в вашем становлении?

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, в общем, во многом да, конечно. Я уже был состоявшимся журналистом, но в телевизионной журналистике, конечно, это мой учитель. И, вы знаете, недоиграл я в ту журналистику, в ту качественную журналистику, которую мы исповедовали с Леонидом Геннадьевичем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пришлось уходить делать некачественную?

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, почему? Кто вам такое сказал?

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы говорите, недоиграл в качественную. Я ловлю на слове.

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, в тот тип качественной журналистики, который мы исповедовали с с Леонидом Геннадьевичем. Вот. Мне кажется, что "Центральное телевидение" как раз заняло отсутствующую нишу на канале НТВ. Понимаете, сейчас очень многие программы итогового формата родом из 90-х, на самом деле. Репортаж, подводка и так далее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Даже раньше, чем с 90-х.

Н.КАРТОЗИЯ: Ну да. Мы скорее пытаемся – насколько это успешно, пусть это наши зрители оценивают – все-таки продолжить традиции инфотейнмента на современном этапе, спустя семь лет после закрытия программы "Намедни" продолжаем развивать тезис о том, что не только важно, что мы показываем, но и как мы показываем. Пытаемся делать из всего шоу. Но не в том, знаете ли, смысле, когда – "Ах, все вы в шоу превратите!", а мы пытаемся любую новость сделать максимально зрелищной и максимально интересной, чтобы люди, немножко подзакисшие, скажем так, в не очень благоприятной атмосфере информационного нынешнего времени, все-таки что-то выловили, нашли для себя, услышали.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Как вы встряхиваете этих подзакисших людей на этой неделе, в той программе, которая уже вышла на Дальний Восток и выйдет через два часа? Чем на этой неделе встряхивать будете?

Н.КАРТОЗИЯ: Ты знаешь, мы встряхиваем разными вещами. Грустными и в то же время заметными очень. Убийство в Краснодарском крае – мы не могли пройти мимо этой темы. Ты знаешь, но там любопытная политическая составляющая. У нас на прямой связи сейчас на Дальний Восток был губернатор Ткачев, и Вадик задавал ему довольно нелицеприятные вопросы и получал довольно… ну, ответы, которые я советовал бы людям послушать. Потому что как-то, когда убивают в станице, да, понятно, там криминальное, расследует милиция и так далее. Но нас интересует больше, как было такое возможно, что десять лет под властью бандитов жила огромная станица и знала об этом местная милиция, региональная милиция, но знал ли об этом губернатор? Кстати, вот мы его об этом и спросили и очень любопытный ответ получили.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть Николай Борисович анонсировал выпуск. Теперь послушаем Вадика. Я хочу услышать, чем встряхиваете и чем это отличается… Ну хорошо, острое интервью с губернатором – это не инфотейнмент. В общем, это нормальная профессиональная работа…

Н.КАРТОЗИЯ: Вы посмотрите – там Вадик в балетной пачке скачет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот оно что.

В.ТАКМЕНЕВ: На самом деле, много чего есть…

Н.КАРТОЗИЯ: Ты не про сегодняшнюю, а вообще про жанр тогда поговори.

В.ТАКМЕНЕВ: А почему не про сегодняшнюю?

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, потому что, видишь, нас просят рассказать в целом о жанре, в чем "инфотейментость".

В.ТАКМЕНЕВ: Сегодня у нас тоже, между прочим, много интересного. И Валентина Ивановна Матвиенко, которая впервые комментирует вещи, которые не комментировала никогда, которые происходили в Петербурге.

Е.АФАНАСЬЕВА: На какую тему?

Н.КАРТОЗИЯ: Разные. Про группу "Война".

В.ТАКМЕНЕВ: Да, например. В эфире у нас сегодня на прямой линии связи на Дальний Восток была, например, - это к вопросу о развлечении, о "тейнменте" - Алла Борисовна Пугачева.

Н.КАРТОЗИЯ: Которая, кстати, очень интересовалась – вот недавно же премьеру нашему подарили собаку новую.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как назвать?

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, она интересовалась, сука или кобель.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вы выяснили?

Н.КАРТОЗИЯ: Мы предложили ей придумать название.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну правильно. И она задала логичный вопрос – кому придумывать.

Н.КАРТОЗИЯ: Она придумала. Но какое, смотрите в 20:50 на НТВ.

В.ТАКМЕНЕВ: Она придумала гениальное название для собаки Путина.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так а выяснили, кобель или сука-то?

В.ТАКМЕНЕВ: Так мы знаем.

Н.КАРТОЗИЯ: Мы-то знаем, что кобель.

Е.АФАНАСЬЕВА: Аллу Борисовну поставили в известность. А информационный повод к эфиру с Пугачевой?

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, она же уже больше не ваша коллега.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ушла с радио.

Н.КАРТОЗИЯ: И ищет себе преемника. Не идет на второй срок и ищет себе преемника.

В.ТАКМЕНЕВ: Информационных поводов масса.

Н.КАРТОЗИЯ: Но то, что Пугачева согласилась выйти на связь со студией "Центрального телевидения", которая вообще с неохотой дает интервью последнее время…

В.ТАКМЕНЕВ: Про нее-то много, а вот она сама – нет.

Н.КАРТОЗИЯ: Да, кстати, она сама редко. Она у нас…

Е.АФАНАСЬЕВА: И не обиделась она за вчерашний выпуск. Я краем глаза видела, где вы расследовали историю в "Ты не поверишь", что она никакая не Пугачева…

В.ТАКМЕНЕВ: Ты же знаешь прекрасно, что к "Ты не поверишь" я отношения не имею.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но канал-то один.

В.ТАКМЕНЕВ: Ой, слушай, знаешь, Лен, давай так скажем. А как уживаются на одной радиостанции две программы о телевидении?

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, давайте не будем эту тему развивать.

В.ТАКМЕНЕВ: Вот. У вас есть тоже своя программа по субботам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Евгений из Иркутска интересуется: "У молодых все равно ассоциация с советским временем". Имеется в виду, вашего названия. "Название не очень удачное, по-моему".

Н.КАРТОЗИЯ: Евгений, сейчас мы купим себе пейджер – предложите, пожалуйста, свой вариант названия. Мы непременно переименуемся. Как там – "Силуэт", "Фаэтон", "Пульс".

Е.АФАНАСЬЕВА: А вот Дениса из Волгограда интересует: "Вадим еще проекты какие-нибудь готовит?"

Н.КАРТОЗИЯ: Да. Кстати, сейчас вот в коридоре "Эхо Москвы" его поймали с вопросом для какой-то другой программы, как он относится к бывшим заключенным. Я вот думаю – может, что-нибудь…

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, он сидит, и я смотрю, по второму монитору просто листает новости. Не может остановиться. Профессионализм журналистский, репортерский. Сразу агентства смотрит. Так, Вадик?

В.ТАКМЕНЕВ: Конечно, мне ж на эфир скоро.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, а вдруг что-нибудь произойдет, пока вы тут сидите интервью даете.

Н.КАРТОЗИЯ: Он зашел к тебе просто компьютер посмотреть.

Е.АФАНАСЬЕВА: В Останкино, к сожалению, у вас там нету. Бывает. Расскажите, пожалуйста, вот такой вопрос. Если у вас в предыдущих ваших итоговых программах, которые выходят в субботу или чуть раньше в воскресенье, темы отработаны, вы же как-то это друг с другом, с коллегами, либо темы разводите, либо сидите и придумываете другой подход к этой теме? Или как?

В.ТАКМЕНЕВ: А так получается, что мы не пересекаемся по темам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как так волшебно получается?

В.ТАКМЕНЕВ: Вот так волшебно получается. В разной реальности мы живем.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, то есть у тех программ одна реальность, у вас другая.

В.ТАКМЕНЕВ: У всех разная реальность.

Е.АФАНАСЬЕВА: И они не говорили на этой неделе ни про Кущевку, ни про…

Н.КАРТОЗИЯ: Это я не знаю, говорили или не говорили, я не смотрел просто. Нет, ну я уверен, что они, наверное, говорили. Но мы всегда ищем свой подход. Понимаешь, Лен, я вот, кстати, захватил бумажку – это очень смешная вещь, там длинная цепочка. На днях просто праздновали 20-летие программы "Намедни", собирались с Леней, довольно большой праздник был, ну, вспоминали разные наши вещи. В частности, я вытащил из архивов такой документ, который называется "Научно-методическая конференция программы "Намедни", и мой доклад, который называется "Структура выпуска".

Е.АФАНАСЬЕВА: У вас были научно-методические конференции?!

Н.КАРТОЗИЯ: Ты будешь смеяться, но манифест программы "Намедни" занимал несколько сот страниц. Нет, мы всегда готовились. Это, естественно, внутренний документ для своих. Это, в частности, 2003 год, за год до закрытия. Просто смешно пишу во введении семь лет назад: "Этот документ не нуждается в засекречивании. Все нижеизложенные соображения не представляют особой ценности за пределами нашей редакции. Во-первых, потому что осуществить задуманное именно так, как задумано, можно лишь с корреспондентами намеднивского пула, носителями вируса НТВшности, каждый из которых сам по себе стилеобразующий фактор программы". Дело в том, что так, как мы умеем придумывать – может, кто-то придумывает лучше, но именно тем путем, которым устроенные наши мозги, как мы можем это сделать, это могут сделать люди, прошедшие, скажем, парфеновскую школу, итоговскую школу и так далее. Поэтому и у молодых…

Е.АФАНАСЬЕВА: Итоговскую – это еще киселевскую?

Н.КАРТОЗИЯ: Конечно, в том числе. И поэтому молодых, которых мы сейчас набрали, молодых да ранних журфаковцев, то есть повторяется история НТВ, на самом деле, повторяется история "Намедни". Я стал шеф-редактором в 23 года, нашему шеф-продюсеру тоже где-то в районе 25 лет, Игорь Садриев – привет, надеюсь, ты переклеил материалы на эфир уже. И мы всегда стараемся выпендриться, всегда придумать, всегда найти картинку, которую никто не покажет. Скажем так, придумать видео-метафору к какому-нибудь нашему сюжету. И так далее. Ну, это все… трудно рассказывать о телевидении на радио, это можно посмотреть. Я думаю, что все наши зрители на протяжении последних десяти выпусков могли видеть и обсуждать какие-то достаточно интересные вещи.

В.ТАКМЕНЕВ: На самом деле, мы никогда не выпендриваемся ради того, чтобы выпендриться. Это абсолютно точно.

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, я – нет, ты – да.

В.ТАКМЕНЕВ: Нет, я как раз наоборот хотел сказать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Он успел раньше.

В.ТАКМЕНЕВ: Если в студии появляются какие-то огромные объекты, вещи недели, на самом деле, мне это очень-очень нравится. Не потому что это…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, я помню, в "Намедни" вы и пулемет протаскивали.

В.ТАКМЕНЕВ: Было это в "Намедни" в какой-то степени. Но сейчас это является такой системой, что ли, нашей программы. Потому что очень хочется иногда событие недели ассоциировать с какой-то вещью. И хочется ее пощупать, хочется на нее посмотреть, хочется поближе к ней подойти.

Е.АФАНАСЬЕВА: Парфеновщина.

Н.КАРТОЗИЯ: Так мы себя и не противопоставляем. А наоборот…

В.ТАКМЕНЕВ: Ты говори в микрофон, она плохо слышит.

Н.КАРТОЗИЯ: Она плохо слышит? Ладно, хорошо. Леночка, мы не противопоставляем себя.

Е.АФАНАСЬЕВА: Слушатели плохо слышат. Просто Коля такой живой – он двигается, а микрофон не поспевает за ним двигаться.

Н.КАРТОЗИЯ: Да я еще и танцую – просто сейчас это не видно. Вот с Парфеновым как раз у меня дома мы какое-то время назад смотрели один из выпусков "Центрального телевидения" - ему в целом понравилось. Кстати, можно ему позвонить, если ты хочешь, спросить. Потому что мы развиваем, конечно, те идеи, которые были заложены в "Намедни".

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда, не в обиду Вадику, а почему не Парфенова позвали вести программу?

Н.КАРТОЗИЯ: Расскажи. У нас Парфенов был в "Центральном телевидении".

В.ТАКМЕНЕВ: И не раз был.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как гость.

В.ТАКМЕНЕВ: Ну, я ж сказал – развиваем идеи, а не возрождаем программу "Намедни". Мы делаем новую абсолютно программу. А Парфенов у нас в основном сейчас в "НТВшники" ходит.

Е.АФАНАСЬЕВА: "Почему именно вам, Николай, поручили написать статью об инфотейнменте "Намедни" в учебник по тележурналистике?" Николай, вам поручили написать такую статью?

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, во-первых…

Е.АФАНАСЬЕВА: Слушатели знают больше, чем я.

Н.КАРТОЗИЯ: Это, видимо, кто-то из студентов журфака. Да, я знаю, там в учебнике есть моя статья уже несколько лет. Ну как, почему? Потому что мы с Парфеновым его на российском поле информационном разработали и сделали.

В.ТАКМЕНЕВ: А сейчас Лена должна спросить: "Не в обиду Коле, почему не Парфенов написал эту статью?"

Н.КАРТОЗИЯ: А почему не Такменев?

В.ТАКМЕНЕВ: А я-то при чем?

Н.КАРТОЗИЯ: А он писать не умеет. Поэтому в ведущие и пошел. Ну как, потому что мы придумали, разработали на российской почве.

Е.АФАНАСЬЕВА: Обиделся Вадик все-таки на мой вопрос.

В.ТАКМЕНЕВ: Нет, абсолютно не обиделся, ты что!

Н.КАРТОЗИЯ: Плесни в нее чай.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здесь не видно. Не телевидение. Здесь этот тейнмент не пройдет. Можно только пульт повредить, залить. А так – не получится. Вот Денис Пустовалов, инженер из России, спрашивает на сайт: "На какого зрителя (аудиторию) рассчитано центральное телевидение?"

Н.КАРТОЗИЯ: На умного. Во всяком случае, не на глупого. На образованного. Во всяком случае, читающего, знающего, интересующегося тем, что происходит в стране за пределами шоу-бизнеса – и в политике, и в экономике. Все-таки, я бы не сказал, молодого, чтобы не показаться шовинистом, но на социально активного человека. И в целом либерально ориентированного.

Е.АФАНАСЬЕВА: А это портрет и зрителей других ваших программ, которые делает ваша дирекция?

Н.КАРТОЗИЯ: Скажем так, это портрет программы "НТВшники" во многом. Это портрет во многом "Профессии репортер". Это одно направление наших программ. У нас есть развлекательные программы. У нас есть программы для людей поживших – такие, как, например, "И снова здравствуйте!" У нас совершенно разные программы. Это большой медиа-маркет такой, который производит совершенно разные программы.

Е.АФАНАСЬЕВА: И как уживается любовь к зрителям и к создателям "НТВшников" и программы "Максимум"?

Н.КАРТОЗИЯ: Ну а я же вам уже говорил – ну а как уживается ваша программа и программа Петровской на одной радиостанции?

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда нам придется прерваться на новости, потому что мы уживаемся с новостями на одной радиостанции. И вернемся через несколько минут.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу "Телехранитель". В студии Елена Афанасьева. Говорим мы сегодня о "Центральном телевидении" образца 2010 года. Соответственно, о программе "Центральное телевидение" на канале НТВ. С Вадимом Такменевым, ведущим этой программы, с Николаем Картозией, директором праймового вещания канала НТВ, который делает эту программу, а также программу "Максимум", "НТВшники", "Музыкальный ринг", все перечислять не будем. Тем более, Коля хотел пошутить.

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, я просто хотел обратиться к тому радиослушателю, который прислал смску, что у Елены Афанасьевой очень сексуальный голос. Оставьте хотя бы телефон.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так расскажешь вам… Я сейчас все прочту смски – вам не понравится, Николай. Здесь много таких, ругательных.

Н.КАРТОЗИЯ: Так давайте ругательные. Давайте уже поругаемся наконец.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вас встряхнуть надо! "У вас существует цензура?" Тоже без подписи.

Н.КАРТОЗИЯ: Хороший вопрос. Главное, что без подписи, мне нравится. Елена, ну какая цензура! Мы живем в самой свободной стране.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дальше читаю. Хотели противные? Пожалуйста. "Желтая пошлятина. Мне за ваш канал стыдно. А вам? Игорь". "Картозии. Не надо примазываться к Парфенову – "мы копали". Тьфу, блин. "Марковна: Перезагрузка" сплошная у вас. Лео, Мск".

Н.КАРТОЗИЯ: Хорошо. Еще.

Е.АФАНАСЬЕВА: "Сытые, самодовольные псевдожурналисты. Таким пальцы никто не поломает. Дмитрий, Балашиха". Дальше читать?

Н.КАРТОЗИЯ: Давайте, читайте.

В.ТАКМЕНЕВ: Как круто!

Е.АФАНАСЬЕВА: "Старание выпендриться видно, а уместность сомнительна". "Картозия – позор и выскочка".

Н.КАРТОЗИЯ: Дальше.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вам еще мало, чтобы взбодриться?

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, давайте-давайте. Мне хочется, чтобы это был вопрос. Это реплики, мне они нравятся.

Е.АФАНАСЬЕВА: "На телевидении много невообразимого количества различных шоу и сериалов. А так хочется что-то немножко типа передачи "Международное положение"…

В.ТАКМЕНЕВ: "Международная панорама", наверное.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, девушка, наверное, молодая, не помнит. "…в доступной форме для молодежи".

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, у нас есть и международный блок в программе, если мы говорим про "Центральное телевидение". Вот, например, как-то особо не делали люди, а мы сделали в прошлом выпуске, мне кажется, достаточно интересный сюжет про Викиликс, повстречались… ну, знаете, этот сайт компромата… Мы повстречались с его главными редакторами и посмотрели, где базируются серверы, и так далее. Потому что, мне кажется, без таких вещей итоговые программы, итоговые форматы, в принципе, без понимания того, что происходит в мире, не только у нас, невозможны.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, 363 3659 – если у вас есть вопросы. +7 985 970 4545 – смс-номер. Те, кто сейчас звонит по 1944 раза, я выводить в эфир не буду, даже и не старайтесь. Это я просто сразу отреагировала на тех, кто дозванивается. Расскажите, пожалуйста, Николай, про другие форматы. Тут несколько вопросов. После выхода "Музыкального ринга" я прочла в газете, что создатели "Музыкального ринга" питерского телевидения 80-х годов, Максимовы, Тамара и Владимир, готовы подать на вас в суд. В чем проблема? Когда придумали название, не связались с теми, кто придумал его до вас?

Н.КАРТОЗИЯ: Ну смотрите. Давайте так скажем. Во-первых, это программа не собственного производства телекомпании НТВ, а покупная.

Е.АФАНАСЬЕВА: А кто ее производит?

Н.КАРТОЗИЯ: Есть люди, которые ее производят. Что касается… Давайте разделим просто. Что касается формата программы. Формат программы является, собственно, форматом третьего "Суперстара". У нас должен был выпуститься третий "Суперстар", он не запустился по ряду причин, тогда денег не было, грянул финансовый кризис. Тот формат, который сейчас есть, это формат третьего "Суперстара", собственно. Что касается названия, мы как абсолютно добросовестные приобретатели проверили, не зарегистрировано ли где название "Музыкальный ринг", "Музыкальный ринг НТВ". Оно оказалось свободным, и мы подали документы на регистрацию. Я лично ни о каких претензиях…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть именно "Музыкальный ринг НТВ". А просто "Музыкальный ринг"?

Н.КАРТОЗИЯ: И "Музыкальный ринг" тоже название свободно, насколько я знаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: В газете они доказывают, что этот формат принадлежит им и официально зарегистрирован.

Н.КАРТОЗИЯ: Вы не путайте форматы, названия и так далее. Формат – это, собственно, содержание, структура и организация программы. Это наша история суперстаровская. Название – действительно, да, была такая программа музыкальная "Музыкальный ринг", которую делали уважаемые люди. Мы проверили, существует ли возможность использовать такое название, через регистрационные данные. Оказалось, что нет, такое название не зарегистрировано. Я лично не могу комментировать никакие претензии, потому что никаких документов у меня на руках нет. Суть претензий. Но в любом случае, естественно, если такие претензии последуют, их изучат наши юристы, мы свяжемся с теми, кто эти претензии формулирует. Но давайте сначала мы их увидим. Потому что кто-то что-то говорит там…

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Давайте звонки. 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Владимир из Харькова. У меня есть вопрос, Елена, к вам и к господам журналистам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте с журналистов начнем.

СЛУШАТЕЛЬ: Все равно вам тоже хочется задать. Коллеги, скажите, пожалуйста, вот как вы думаете, почему так модно в последнее время на НТВ стали именно программы, посвященные ретро? Песням ретро, темам…

Е.АФАНАСЬЕВА: Да разве в последнее время? "Старые песни о главном" - это 95-96гг.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, но сейчас вообще засилье этого всего. И такой вопрос. Я звоню из Харькова – почему невозможно смотреть программы Первого канала с сайта? Пишет, что…

Е.АФАНАСЬЕВА: Потому что это заграница, на заграницу права очень многих программ закрыты. Давайте вопросы к ребятам теперь.

Н.КАРТОЗИЯ: Очень просто про ретро можно ответить. Две причины. Первая: любое поколение начинает воспроизводить лучшие моменты своей жизни в эфире.

Е.АФАНАСЬЕВА: Коля, тогда вам пора все-таки не про старые годы, а про молодые.

Н.КАРТОЗИЯ: Так мы и делаем про молодые. Я же вам уже говорил про программы "Намедни" и "Центральное телевидение". То есть сорокалетние воспроизводят свой опыт, пятидесятилетние – свой, шестидесятилетние – свой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Правильно, канал MTV поэтому сделал программу "90-е".

Н.КАРТОЗИЯ: Да, это абсолютно очевидно. У каждого своя матрица поколения. Вторая причина: ну, когда про что-то одно нельзя, про другое-то можно. Про старое можно. Например, и такая причина, наверное, тоже есть.

В.ТАКМЕНЕВ: Да и вообще, новых героев-то, в общем, и нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сказал с грустью ведущий программы "Центральное телевидение".

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, а это действительно так. Когда мы делали проект "Суперстар" и думали о том, что он будет продолжаться и продолжаться…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вдруг выяснилось, что герои закончились на первом сезоне.

Н.КАРТОЗИЯ: Что герои-то все оттуда, из ретро.

Е.АФАНАСЬЕВА: Причем не только из шоу-бизнес герои из ретро, но и из политической жизни тоже.

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, ну в политической жизни, собственно, таких персонажей вообще нет. Вот сейчас Павел Селин делал фильм о Викторе Степановиче Черномырдине, человеке, которому, собственно, телекомпания обязана своим существованием в том числе. Они целый год с ним встречались, он рассказывал. И вот как раз когда Пашка возвращался в редакцию, мы обсуждали, что нет больше таких фигур, нет больше таких свободных внутренне людей. Ну, конечно, вот смотрите – политика отсечена, шоу-бизнес тоже, в общем, не родил особенно каких-то персонажей. Так, по мелочи, где-то самостоятельные интересные люди появляются. Ну а потом их винтят в Санкт-Петербурге.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. 363 3659, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Это Вадим. Госпожа Афанасьева, а сколько вам Первый канал за сегодняшнее мочилово заплатил?

Е.АФАНАСЬЕВА: А кого я мочу?

СЛУШАТЕЛЬ: НТВ.

Е.АФАНАСЬЕВА: Коля, я мочу НТВ?

Н.КАРТОЗИЯ: Мне так не кажется. Я вот, кстати, с удовольствием послушал бы гнусные смски еще в свой адрес. Я всегда, когда на "Эхо Москвы" прихожу, мне гадости какие-нибудь рассказывают.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, ну определенно видно – каждый вопрос с подковыркой постоянно, ни одного вопроса не было нормального.

Н.КАРТОЗИЯ: Вадим, ну это нормально. Это же эфир. Лена же тоже хочет сделать интересную программу. Мы принимаем те правила… Это хорошо.

Е.АФАНАСЬЕВА: А то тут засыпают Вадик и Коля.

Н.КАРТОЗИЯ: Вадик, просыпайся – нас ругают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, ругают меня. Я даже не в курсе, сколько мне Первый канал… Вот всегда обидно – не знаю, сколько мне Первый канал заплатил за это. 363 3659, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый вечер. Виктор, Москва. Я хотел все-таки к "Музыкальному рингу" вернуться. Я считаю, просто как-то неважно, зарегистрирован он или нет. Можно, конечно, сказать, что нет "Музыкального ринга НТВ" или "Музыкального ринга штрих, плюс", но просто неприлично использовать чужую наработку, скажем так, и ссылаться на то, что юридически… Конечно, юридически можно найти лазейку всегда. Но когда такая серьезная компания ищет юридическую лазейку, это неприлично, я считаю.

Н.КАРТОЗИЯ: Виктор, еще раз давайте с вами разделим этот момент. Наработки как раз, формат программы, приемы, конкурсы, которые там сделаны, собственно, должен был выходить третий "Суперстар" наш, вы меня спрашиваете про название программы. Был такой вот "Музыкальный ринг".

СЛУШАТЕЛЬ: Я о нем и говорю.

Н.КАРТОЗИЯ: Да, давным-давно не существующая программа, нигде не выходящая в эфир. Мы решили узнать, свободно ли такое название или оно охраняется авторскими правами и кому-то принадлежит. Нам сказали, что нет, такое название не зарегистрировано. Кстати, хочу вам сказать, что не рассматривался вариант названия не только "Музыкальный ринг", тем более, что называемся мы не "Музыкальный ринг", а "Музыкальный ринг НТВ", а мы рассматривали еще – вы помните, была такая программа "Акулы пера"?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно, помню.

Н.КАРТОЗИЯ: Собственно, у нас очень многие участники программы "Акулы пера" присутствуют в программе.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, там многие начинали. Отар Кушанашвили…

Н.КАРТОЗИЯ: Да-да. И мы рассматривали вариант названия, в частности, и "Акулы пера", например.

Е.АФАНАСЬЕВА: Оно тоже не зарегистрировано?

Н.КАРТОЗИЯ: Вам кажется, допустим, неприличным. Я не могу это комментировать, это ваше мнение.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, неприличным не из-за того, что кто-то еще претендует…

Н.КАРТОЗИЯ: Вот смотрите – понимаете, я пока слышу о каких-то претензиях только в эфире "Эхо Москвы". Если эти претензии будут сформулированы, они будут отправлены в нашу юридическую службу, там наши юристы встретятся с юристами тех, кто, возможно, имеет какие-то претензии, и разберутся. Мы ни в коем случае не будем хамить. Пусть претензиями занимаются юристы друг с другом. Потому что пока я слышу только раздувание темы в эфире "Эхо Москвы".

Е.АФАНАСЬЕВА: Коля, а "Акулы пера" тоже не зарегистрировано? Можно ждать следующую программу на НТВ?

В.ТАКМЕНЕВ: Можно. Вот я хочу сказать, не зарегистрировано "Центральное телевидение" было – а вот возьму и назовусь "Эхо Москвы Москвы".

Е.АФАНАСЬЕВА: "Эхо Москвы НТВ", и все шикарно. Давайте, а то Вадик скучает. 363 3659. Все-таки про "Центральное телевидение" основной разговор сегодня, у уже приходится Коле есть таблетки и отвечать про другие свои проекты. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Мария Сергеевна, Москва. Знаете, что – я человек старшего поколения, участник войны, меня удивляет, почему по вашей программе, в частности, идут очень часто передачи о самоубийствах, о катастрофах. Начинаете катастрофами и кончаете катастрофами. Столько-то убито, столько-то ранено. Неужели нельзя "Вести" вести настоящие последние известия? Раньше это было проще. А сейчас – или суды по всем программам, или кого-то убили, или кого-то…

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Спасибо за вопрос. Почему начинаете и заканчиваете катастрофами?

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, это не программа "Центральное телевидение". Она как раз про другое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тут Владимир в бане спрашивает: "Почему вы вопрос не задали?" Это он мне в Твиттере писал: "Когда наскребут денег на выкладывание программ в интернете?" У вас что, не выкладываются программы в интернет?

Н.КАРТОЗИЯ: Ой, это больная тема, на самом деле.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я даже этого не знала, поэтому, Владимир, извините, как-то не задала.

Н.КАРТОЗИЯ: Честно говоря, это такие внутренние организационные некоторые проблемы есть, да. Ну, во всяком случае, что касается "Центрального телевидения"…

Е.АФАНАСЬЕВА: Только пиратским образом, да?

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, почему? У "Центрального телевидения" есть свой канал на Facebook’е, и основные сюжеты всегда можно увидеть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Андрей: "Главный вопрос – могут ли центр.каналы сейчас работать без государственных денег?" Андрей, здесь люди сидят, которые на двух каналах работают, и оба эти канала работают без государственных денег. Я вас посмешу. Ни канал НТВ, ни Первый канал, в отличие от НТВ, который вообще не принадлежит ни процентом государству, на Первом канале, несмотря на то, что 51% государства, ни копейки государственных денег нет. Только ВГТРК получает…

В.ТАКМЕНЕВ: Сколько вам заплатили за то, что вы нас мочите, Елена?

Е.АФАНАСЬЕВА: А сколько мне заплатили вообще за то, что я работаю здесь?

В.ТАКМЕНЕВ: А это Венедиктова спросите, сколько он вам платит.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, действительно. "Нынешнее НТВ никогда не достигнет планки того НТВ, где были Киселев и Парфенов". "А вам авторы нужны? А то – ля-ля, ля-ля. Давайте о смыслах и о судьбах. Ольга".

Н.КАРТОЗИЯ: Ой, слушайте, на самом деле, авторы нужны. Напишите мне, пожалуйста… я не знаю, можно ли тут как-то…

Е.АФАНАСЬЕВА: Можно, адрес оставляйте.

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, напишите – ctvreporter@gmail.com. Я всех молодых талантливых авторов с удовольствием смотрю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Естественно, и про Гурченко много вопросов. "Спасибо за "НТВшников", - пишет Аида Кожина…

Н.КАРТОЗИЯ: И будьте прокляты.

Е.АФАНАСЬЕВА: "Но "Марковна: Перезагрузка" - это было нечто. Интересно, какие рейтинги?"

Н.КАРТОЗИЯ: Вы знаете, ну мы же это, так сказать…

Е.АФАНАСЬЕВА: Рейтинги еще не знают.

Н.КАРТОЗИЯ: Мы рейтинги узнаем только в понедельник. Что касается самой программы: 75 лет, юбилей очень важный. Мы, собственно, решили сделать совместно с Людмилой Марковной вот эту программу, она была фактическим сценаристом этой программы, придумывала много сама эти номера, мы снимали это. Насколько я знаю, Людмила Марковна хотела… Вот знаете, тут очень важный вопрос. Она хотела избавиться от штампов юбилейных, потому что очень много смеются над… Знаете, есть такая вещь. Есть очень много табуированных таких тем. Ну все-таки, когда актриса в возрасте, все ждут, что сейчас про нее начнут говорить: "Ой, ну вот она такая, она уже все". И она как раз в этой буффонаде своей высмеяла основные страхи пожившей актрисы – одиночество, то, что нет вокруг никого, предательство, и так далее. Но сделала это в свойственной ей эксцентричной манере. И мне кажется, что такая программа имеет право на существование. Она была достаточно яркая, интересная и, в общем, вызвала довольно много отзывов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Знаете, у слушателей "Эха" полярные мнения. Меня спрашивают, сколько мне заплатил Первый канал…

В.ТАКМЕНЕВ: А сколько мы вам заплатили.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, а Федор из Петербурга пишет: "Плохо, Елена. Вновь льстите НТВ. Никакой критики". Вы мне сколько заплатили? 363 36 59. Давайте еще звонок, а то времени все меньше, Вадику в эфир возвращаться. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Меня зовут Виталий из Москвы. Можно несколько вопросов?

Е.АФАНАСЬЕВА: Только, если можно, быстро. Эфир заканчивается.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, в первую очередь, я хочу сделать вам комплимент. Потому что, мне кажется, тот стиль, который вы выбрали при ведении этой программы, делает вашу программу именно той…

Е.АФАНАСЬЕВА: Это мне комплимент? Или Вадиму, ведущему "Центрального телевидения"?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, вам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Как вы общаетесь с представителями НТВ – вы делаете эфир именно, мне кажется, более выпуклым ваш радийный.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо, мне приятно. Теперь им. А то Коля очередную таблетку уже ест.

Н.КАРТОЗИЯ: Не таблетку, а леденец.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Две части этой реплики. Мне интересно услышать ответы про человека. Извините, кому задавался вопрос чаще по конфликту за…

Е.АФАНАСЬЕВА: Николаю Картозию, директору праймового вещания НТВ.

СЛУШАТЕЛЬ: Николай, вы, насколько я понял… провокационный можно вопрос?

Н.КАРТОЗИЯ: Да конечно, давайте. Главное – задавайте уже его.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня интересует ваш ответ как тест. Например, вы сказали, что в отношении НТВ не предъявлено никаких исков по правовым вопросам…

Н.КАРТОЗИЯ: Смотрите, какая история. По вопросу, который вы пытаетесь мне задать, я ответил пятнадцать минут назад. Мне добавить больше нечего. Мне Лена уже кулак показывает, говорит, эфир заканчивается.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо, тогда можно я вам тоже сделаю комплимент? Мне кажется, эти люди, которые пришли к вам в эфир, могут дорасти до Парфенова и Киселева.

Е.АФАНАСЬЕВА: Очень хорошо. Растут. Спасибо.

Н.КАРТОЗИЯ: Ну слава богу.

В.ТАКМЕНЕВ: Ты будешь Парфеновым, я – Киселевым.

Н.КАРТОЗИЯ: "И в гроб сходя, благословил".

Е.АФАНАСЬЕВА: "Не слушайте никого – "Центральное телевидение" программа супер. Михаил из Ярославля". "Я тоже купилась на старое название, но новый "Музыкальный ринг" - дерьмо". Извините, прочла дословно. "Гости – кретины, как и все. Сталина". Это фамилия или имя?

В.ТАКМЕНЕВ: В честь Иосифа Сталина, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 3659 – дозванивайтесь. Может, успеем еще звонок принять. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Ребята, здравствуйте. Последний звонок мой, я слышу. Вот смотрите, вот хорошая передача была "Музыкальный ринг". Я сначала не понял. Какая разница, кто эстафету-то подхватил? Меня Владимир зовут, я из Томска. Это здорово же! Ну и продолжайте, ради бога. Флаг в руки. Лишь бы дело шло.

Н.КАРТОЗИЯ: Ой, золотые слова.

СЛУШАТЕЛЬ: Поднимите раритетов всех. Поставьте Боярского, кто там еще…

Н.КАРТОЗИЯ: Многие выступали. Главное, что выступают вживую, что для нашего телевидения редкость.

СЛУШАТЕЛЬ: Да в том-то и дело! Где вы сейчас это услышите? Поднимите. Да вас на руках поднимут! Да вы чего, в самом деле?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, Колю тяжело. Он такой, внушительный мужчина.

Н.КАРТОЗИЯ: Я думаю, нас не на руках, нас на вилах поднимут.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ногами не будут пинать.

Н.КАРТОЗИЯ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Похвалили. Видите, как вам повезло в последнем звонке.

В.ТАКМЕНЕВ: У нас еще три минуты есть.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы хотите еще звонок?

В.ТАКМЕНЕВ: Давайте еще звонок.

Н.КАРТОЗИЯ: А может, вопрос какой-нибудь?

В.ТАКМЕНЕВ: Давайте послушаем еще звонок.

Н.КАРТОЗИЯ: Почему вы, Вадим, такой талантливый?

В.ТАКМЕНЕВ: И разговорчивый.

Н.КАРТОЗИЯ: И разговорчивый – слова никому не даешь сказать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Он, наверное, так устал в эфире.

В.ТАКМЕНЕВ: А ему сейчас опять говорить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот сейчас сидит Вадик такой грустный, а потом я включу телевизор, и энергия брызжет в кадр! Так, Вадик? Через два часа.

В.ТАКМЕНЕВ: Конечно!

Е.АФАНАСЬЕВА: Откуда все берется, расскажи. Что ты с собой делаешь перед тем, как шагнуть в кадр?

В.ТАКМЕНЕВ: Да ничего. Я вот сейчас вернусь в Останкино и…

Е.АФАНАСЬЕВА: Я как-то у Малахова спрашивала, говорю: "Андрюш, вот когда все погано, совсем плохо, а люди ехали, и это для них один эфир, а у тебя тысяча какой-то, что ты с собой делаешь?" Так вот, тебе вопрос: что делать, когда полная апатия, а тебе в кадр?

В.ТАКМЕНЕВ: Слушайте, это работа. А что делает врач, который приходит, его все достало, а ему опять резать аппендицит? Он же режет его и делает хорошо операцию. Поэтому – это работа.

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, это не только работа. Все-таки это еще немножечко и призвание.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ладно, рассказывайте последние новости. Николай мне тут успел рассказать, пока мы собирались зайти в студию, что Лиза Листова теперь у вас работает.

Н.КАРТОЗИЯ: Я вам рассказывал не про это. Я вам рассказывал, что Лиза Листова получила премию за свой блестящий фильм про метро, если вы помните такой, в Венеции буквально на днях.

Е.АФАНАСЬЕВА: Фильм был, по-моему, канала "Россия".

Н.КАРТОЗИЯ: Да, конечно, абсолютно. Просто надо ее поздравить с этим.

Е.АФАНАСЬЕВА: Поздравляем.

Н.КАРТОЗИЯ: Поздравляем, Лизочка. Да, Лизавета вернулась в свою альма-матер, на канал НТВ.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что делает у вас? Рассказывайте, когда ждать.

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, во-первых, будет через какое-то время когда-нибудь – может, через год – появится у нее собственный проект, о котором говорить пока рано. А так Елизавета будет делать фильмы для "Профессия репортер", будет участвовать в "Центральном телевидении", в программе "НТВшники".

В.ТАКМЕНЕВ: Работы ей хватит в программах.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Что у вас на Новый год будет интересного? Помимо того, что у вас горели семиметровые ели и вы чуть не сгорели.

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, знаете, мы вообще горим на работе. У нас будет потрясающая история в этом году – будет почти семичасовой марафон, который начнется, когда стемнеет, и закончится, когда рассветет. Даже больше там будет по времени. Ну не знаю, такой масштабный Новый год за последние десять лет в России не снимал никто. Ну а больше я не могу сейчас сказать, потому что у вас заканчивается время, а еще вопросы из Выдропушска должны прозвучать!

В.ТАКМЕНЕВ: Не надо вопросы. Я должен сказать – не забудьте включить телевизор в 20:50 сегодня, НТВ!

Е.АФАНАСЬЕВА: Наконец он проснулся. Оказывается, что лучшее, что он умеет делать на канале НТВ, это анонс. Ну что ж, это была программа "Телехранитель".

Н.КАРТОЗИЯ: Спасибо, Лен.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вадим Такменев, ведущий программы "Центральное Телевидение" на канале НТВ, Николай Картозия, директор праймового вещания НТВ.

Н.КАРТОЗИЯ: Пойдемте деньги считать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Идите деньги считать. А я попрощаюсь. Всего доброго. До свидания.

Н.КАРТОЗИЯ: До свидания.

В.ТАКМЕНЕВ: Пока.

Программа "Телехранитель". Воскресенье, 21.11.2010

Афанасьева Елена