реклама
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

За рубежом


Если бы не субботнее побоище на Манежной площади, то телевизионное интервью с Филиппом Киркоровым оставалось бы в числе самых упоминаемых событий недели.

Причем говорили о Киркорове даже те, кого очень трудно заподозрить в том, что они являются целевой телевизионной аудиторией программы "Пусть говорят". Например, в пятницу вечером мне самой довелось прочитать на Facebook множество комментариев по поводу увиденного по телевизору эксклюзивного интервью Филиппа Киркорова Андрею Малахову на "Первом канале". Более того, сразу несколько довольно известных телеведущих отнюдь не развлекательных форматов на страницах социальных сетей обсуждали подробности этого интервью. Телевизионщики спорили, каким будет итоговый рейтинг и доля аудитории. Диапазон прогнозов в комментариях превышал даже долю в 45% зрителей.

Но поражало тут даже не то, что малаховское интервью с Киркоровым активно обсуждала так называемая премиальная аудитория (а ее ряды сегодня резко поредели у телеэкрана) и обсуждала в общем на полном серьезе, а один известный телеведущий, работающий на государственном канале, настолько глубоко погрузился в дискуссию, что отмечал даже такие нюансы, как отсутствие после окончания "Пусть говорят" рекламного блока, и то, что на программу "Время" "Первый канал" вышел за несколько секунд до ее начала! Поразительно было то, что эти люди смотрели программу и смотрели до самого конца. Хотя, казалось бы, уж телевизионщикам-то чего смотреть и тем, кто сегодня вообще не включает телевизор, а перебрался в интернет?! Ну, найди потом беседу в сети или просто проигнорируй ее как факт, дескать, не твое. Но оказалось, что смотреть вместе со всеми одновременно по телевизору в разгар прайм-тайма ток-шоу "Пусть говорят" с Филиппом Киркоровым оказалось, как ни парадоксально это звучит, актуальным. И вот с этой телевизионной актуальностью "Первый канал", конечно, можно поздравить. Что называется, попали в нерв. Кто-то поморщится и скажет: тоже мне нерв — откровения Киркорова из психиатрической клиники. Но тут вопрос не в форме, о ней стоит говорить отдельно, а о телевизионном событии.

Уговорить известного певца дать откровенное телеинтервью (и тут даже не важно, искреннее оно или постановочное) на всю страну, это, конечно, факт, который невозможно не отметить. С точки зрения задумки сверхзадача была выполнена. Но не перевыполнена точно.

Больше года назад на "Первом канале" в рамках "Пусть говорят" уже случалась сенсация. Тогда в студию пришла Алла Пугачева и Кристина Орбакайте, чтобы на всю страну поведать свою версию скандала с Русланом Байсаровым, который похитил внука и сына Дэни. Тогда полтора часа зрители у телеэкранов внимали откровениям из частной жизни главной певицы страны. Смотрели все возрастные категории зрителей. И дети, и мужчины, и молодежь, и, конечно, женщины. В Москве доля программы "Пусть говорят" составила тогда 44,5%, по стране в целом — 36%. Это одни из самых высоких телевизионных показателей прошлого года. Среди женщин от 25 до 60 лет история Аллы Пугачевой и ее дочери была интересна 50% аудитории. И даже активных мужчин среди зрителей "Пусть говорят" от 25 до 64 лет тогда было более трети от всей телевизионной аудитории!

Но Филиппу Киркорову все-таки не удалось переплюнуть бывшую жену с точки зрения телевизионных рейтингов. Оказалось, что, в отличие от откровений Аллы Пугачевой, интервью Филиппа Киркорова москвичей волновало меньше. В Москве доля программы "Пусть говорят" составила 29,8% с рейтингом 11,4%, по стране в целом выше — 33,7% с рейтингом 12,9%. Но чем ближе был финал программы, тем заметнее росли показатели. То есть зрители прибывали к телеэкранам. Мужчин в этот раз, к счастью, было меньше, чем в прошлом году. 23% общероссийской аудитории среди тех, кому от 25 до 54 лет, смотрели Киркорова. Но и это, на мой взгляд, все равно самая тревожная цифра. Неужели у мужчин вечером накануне выходного дня нет более достойных занятий, чем просмотр ток-шоу "Пусть говорят"?! Но если уж пользователи Facebook были в числе зрителей, то чего удивляться тому, что столько активных мужчин смотрели откровения певца из психиатрической клиники по телевизору. А вот молодежь от 18 до 30 лет почти не смотрела Филиппа Киркорова. Если Пугачеву слушало почти 35% зрителей этого возраста, то к Киркорову они остались равнодушны: доля почти раза в три меньше — 12-14%. Женская аудитория, разумеется, была более благосклонна, но тоже держалась у телеэкранов в разумных пределах: москвичек от 25 до 60 лет в числе зрительниц пятничного выпуска "Пусть говорят" было около 33%, жительниц других городов — 25%. Но и с такими показателями, которые по меркам современного телевидения считаются очень высокими, Филипп Киркоров стал главным телегероем недели, а выпуск "Пусть говорят" — самым популярным проектом и в Москве, и по всей стране.

Но теперь о главном, о самой постановке. Меня совершенно не волнует суть душещипательных откровений Филиппа Киркорова. Почему и за что он ударил или, как теперь пишут в интернете, не ударил помощника режиссера церемонии "Золотой граммофон" Марину Яблокову? То, что бить женщин нельзя, даже не обсуждается. Пусть разбираются в суде. Но, конечно, само по себе признание Киркорова на следующий день после учиненного во время репетиции скандала с нападением в том, что он местами бывает невменяем и дважды в год не помнит, что творит, вызывало как минимум улыбку. Его стремительный отъезд в Израиль в психиатрическую клинику, где должны были то ли диагностировать периодическую невменяемость певца, либо ее излечить, а может быть и то и другое, тоже походил на какой-то дешевый спектакль. Но все это начисто перекрыло другое шоу, обрамленное в телевизионную оболочку.

Уже не первый раз оказывается, что как только Андрей Малахов, отлично справляющийся со своими привычными обязанностями ведущего-модератора в студии в рамках ток-шоу, переходит в другой жанр, так сразу видно, что он совершенно не справляется с этим новым для себя амплуа. Так было с недавним его интервью с Людмилой Гурченко, слабо и нелепо выглядел Малахов и в интервью с Киркоровым. Хотя, понятно, если уж договорились на "Первом канале" о таком эксклюзиве, кого еще отправлять на интервью, как не Андрея Малахова?! Не Иван же Ургант или Владимир Познер будут беседовать в израильской психиатрической клинике с Филиппом Киркоровым в больничной палате...

Телевизионная постановка была ужасной. Бездарно придуманной, примитивной и искусственной от начала до конца. Вот Андрей Малахов, войдя в образ супермена, вальяжно едет в такси и небрежно спрашивает израильского таксиста, разумеется, говорящего по-русски, а что тут у вас говорят про скандал с Филиппом Киркоровым... Вот он проходит в клинику, говоря по-английски, что прибыл к Филиппу Киркорову. Вот съемки коридора больницы. Ну, и конечно, главная кульминация: вход в палату. Интересно, кто придумывал и расписывал эту мизансцену?! Палату, конечно, нашли под стать беседе. Ее антураж был немногим лучше наших районных больниц. Как будто в израильской клинике нет какого-нибудь зимнего сада, парка или на худой конец комнаты для гостей, где могло проходить интервью. Но все было понятно. Как говорится, вошли в образ.

И вот телевизионный план со свернувшимся в комочек на койке, лежащим лицом к стене Филиппом Киркоровым в больничной пижаме. Он вроде как в депрессии и никого не ждет. И внезапно открывается дверь, входит оператор, за ним порывистый Андрей Малахов. Киркоров садится на кровать со всклоченными волосами и заплаканными глазами. Ему одевают микрофон. А на общем плане камера в этот момент берет стену, показывает убожество палаты, смятое и словно несвежее постельное белье, одинокий стульчик. Но особенно бросалась в глаза несчастная больничная тумбочка с остатками скудной еды (Малахов даже участливо интересуется, хорошо ли Киркорова здесь кормят, а он только разводит руками). Эту тумбочку почти все время держали в кадре. Интересно, автор идеи не испытывал неловкость от этих декораций? Такую постановку можно долго еще показывать студентам на лекции на тему, как не стоит делать из людей дураков...

Одна моя знакомая, которая всегда ценила профессионализм ведущего Малахова, позвонила мне после программы очень расстроенная и сказала: "Ну ладно бы снимал какой-нибудь областной канал, а то ведь "Первый", неужели им не стыдно?!" И на этом фоне и слезы Киркорова, и слезы женщин, сидящих в качестве фона, на котором уже в московской студии "Пусть говорят" Андрей Малахов заканчивал программу, в общем не впечатляли. Внутри одного шоу поместили шоу из психиатрической клиники, которое отдавало невероятной фальшью.

Ну а что Филипп Киркоров? Ему полегчало. Причем уже к вечеру, сразу после интервью Андрею Малахову. Певцу стало настолько лучше, что его спустя всего сутки сразу выпустили из израильской психиатрички. Видимо, на радостях он решил дать еще одно интервью в рамках программы "Нереальная политика" на НТВ. Тут на память сразу приходит один популярный анекдот про мышей, но зрители оказались гораздо более отзывчивыми, доброжелательными и любознательными. Они еще раз послушали раскаявшегося певца. Доля программы, которую на НТВ из глубокой ночи только ради Филиппа Киркорова на один раз специально перенесли на лучшее время в 22.00, собрала очень высокие показатели (это самый популярный проект на неделе на НТВ): в Москве доля 23,2%, а по стране еще больше — 24,6%. И тут на Филиппа Киркорова смотрел каждый десятый житель страны.

И еще. "Первому каналу" все-таки есть за что поставить "зачет" в этой истории: то, как Иван Ургант со своими коллегами в программе "Прожекторперисхилтон" изображал происшедшее с Филиппом Киркоровым, а Гарик Мартиросян пародировал интонации Андрея Малахова, стоит посмотреть. Когда это происходит в рамках одного канала, то глупость немного отступает. Смеяться над собой может далеко не каждый.

Арина Бородина

Телерейтинги в России. Декабрь 2010
Нужные услуги в нужный момент
-10%
-10%
-20%
-30%
-52%
-40%
-20%
-35%
-30%
-50%