banner-upd
Выберите канал

Выберите канал

Популярные
Кино
Спорт
Познавательные
Развлекательные
Детские
Музыка и мода
Новостные
Белорусcкие
Российские
Каналы МТИС
Каналы "Космос ТВ"
Каналы ZALA
Каналы "Телесеть"
Каналы "Аксиома-Сервис"
Каналы "НТВ Плюс"
Каналы "Триколор ТВ"

Подписки

Новости
Беларусь
За рубежом
Кино
Техника
Коммуникации
Спорт на ТВ
Спутниковые новости

Афиша Беларуси
Форумы по теме
реклама
реклама
реклама
реклама

За рубежом


Леонид Парфенов — безусловный герой прошедшей недели. Его речь на премии имени Владислава Листьева, где он единогласным решением жюри был признан победителем, одно из самых обсуждаемых событий прошлой недели — в газетах, на радио, конечно же, в интернете. С телевидением все намного сложнее. 5-минутная парфеновская речь, уложившая в себя все происходившее в эфире и его телевизионных окрестностях за последние почти десять лет, вызвала у большинства телевизионщиков то ли обиду, то ли ревность, то ли зависть. Минимум — раздражение.

И все эти упреки — что Парфенов не сказал ничего нового, а что собственно сказал Парфенов, подумаешь, сказал то, что все давно говорят в курилках,— на мой взгляд, не выдерживают критики. Он сделал главное — он сказал. Сказал вслух, публично. И не просто где-то в кругу своих единомышленников, в неформальной обстановке или на светском рауте. Он вполне успешный, если не самый успешный и популярный, сказал, стоя перед теми, с кем работал раньше и сейчас, с кем дружил и еще дружит, теми, кто давал и дает ему работу в телеэфире. А главное — перед теми, кто формирует тот самый эфир, руководит им, фактически целиком завися от желаний власти. А точнее, ее первых лиц. И ни от кого более.

Вы сами попробуйте в таких предлагаемых обстоятельствах произнести по смыслу именно тот текст, который произнес Парфенов. Особенно про власть, которая предстает в эфире "дорогим покойником". Вы уверены, что смогли бы? Я — нет.

Его не поняли и попрекают даже те, кто вроде бы должен считать своим. Ну, условно — по системе взглядов. Одна моя коллега уже после того, как поняла про такое, мягко говоря, прохладное отношение к выступлению Парфенова со стороны телевизионного цеха, сказала мне: "Понимаешь, они не могут ему это простить, потому что он украл у них речь".

Бывшие коллеги Парфенова по старому НТВ тоже про него почти ничего хорошего вслух не говорят. Потому что многие не могут простить ему 2001 год. Разгром и развал НТВ. Когда не ушел с Евгением Киселевым, а остался с Борисом Йорданом. Но ведь те "Намедни", которые выходили под авторством Леонида Парфенова на НТВ с 2001 по 2004 год,— одна из лучших общественно-политических программ в истории телевидения. И даже те, кто не могут забыть его создателю и ведущему апрельские события 2001 года, вряд ли смогут бросить в него камень за те "Намедни", за которые его, по сути, и уволили с НТВ в 2004-м. Хотя могло это случиться и в 2003-м, после освещения событий на Дубровке. Тот выпуск запомнили многие. Знаменитый сурдоперевод, где с помощью "переводчицы" Парфенов и его команда пытались понять, какие приказы по спасению заложников на Совете безопасности отдавал Владимир Путин (про результат спасательной операции в "Норд-Осте", думаю, все помнят...). Знающие люди рассказывали, что от того сюжета Путин был в ярости. Там были и другие сюжеты, посвященные "Норд-Осту". За тот выпуск тогдашний глава кремлевской администрации Александр Волошин устроил "Намедни" настоящий разгром.

А вот рейтинговые показатели этого выпуска 2003 года уже вошли в историю. Тогда доля аудитории "Намедни" в Москве про теракт на Дубровке составила 35% с рейтингом 17%! Ни до ни после ни одна еженедельная политическая программа таких рейтингов не собирала. Это и для массового сериала-то огромные цифры, а уж для формата "Намедни" — это чрезвычайное доверие аудитории. Но это 2003-й. А 2001-й Парфенову забыть не могут. Наверное, у каждого тут своя правда.

Сейчас в телеэфире о парфеновской речи почти не говорили. Все телеканалы сказали о самой премии Листьева и ее победителе. Лишь на НТВ 25 ноября в новостях в 23.15 дали маленький кусочек с речью Леонида Парфенова. Не самый яркий, но все-таки. А на мою ремарку, что на НТВ, дескать, дали лишь про "причины драматического спада телесмотрения у самой активной части населения..." один из тех, кто до этого сидел в зале на церемонии, сказал мне с удивлением: "А вы что хотели, чтобы они дали в эфире кусок из Парфенова про Путина и Ходорковского?!" Через 15 минут в новостях РЕН Михаил Осокин, тоже бывший коллега Леонида Парфенова, показал небольшой сюжет о премии, но отрывок из речи не дал, а в устном пересказе коротко отметил, что последний навел кое-какую критику на нынешнее телевидение.

А вот Марианна Максимовская в "Неделе" на РЕН ничего о парфеновском выступлении говорить не стала. Хотя на церемонии была. Видимо, в информационный ряд событий недели речь Парфенова, по мнению авторов программы, не входила. На госканалах в итоговых программах тоже, разумеется, тишина.

Отличился опять только НТВ. Причем дважды. И очень по-разному. В первом случае даже трудно представить, какой логикой руководствовались создатели программы и авторы текста. Речь о "Русских сенсациях". Программа называлась "На изломе сердца". В ней были трагические истории знаменитых людей: про то, как уходили из жизни их близкие. И вот в кадре Филипп Киркоров вспоминает о том, как умирала его мать. Естественно, реакции соответственные. А голос за кадром в этом время говорит: "У него (Киркорова) срывается голос, как у Парфенова, говорящего о цензуре на телевидении". Что называется, отреагировали. Интересно, когда это писали и произносили, о чем думали?! Видимо, кому-то такая аналогия Киркорова и Парфенова показалась уместной и даже оригинальной...

В воскресном выпуске "Центрального телевидения" (ЦТ) все поставили уже в приличный и соответствующий логике событий видеоряд. Вадим Такменев, оттолкнувшись от видеоблога Дмитрия Медведева, где президент говорит о застое в политической жизни страны, закончил выступлением Леонида Парфенова на премии Листьева. Это было самое начало программы. Тоже удалось сказать совсем немного. Но и реплика, что дальше интернета речь Парфенова уйти не могла, и ее визуальное сопровождение делали понятным направление мысли. В "ЦТ", как часто это у них сейчас бывает, умеют тонко заворачивать "фиги" в сюжет. То, о чем говорить нельзя или нежелательно, они умудряются протаскивать порой так изящно, что не придерешься. Правда, говорят, что делать в последнее время эту программу все сложнее и сложнее. Именно вот такие сюжеты. Почему? Читайте интернет и речь Леонида Парфенова — там все доходчиво.

А ведь "Центральное телевидение" — это точный прообраз тех парфеновских "Намедни". Казалось бы, делать так, как Парфенов и его команда, сейчас уже немыслимо. Так — действительно невозможно. Но "Центральное телевидение" с Вадимом Такменевым свои сюжеты и главные темы, беседы с гостями в студии и даже музыкальные номера в финале делает так, как никто не делал уже много лет. После Парфенова. Он там, кстати, тоже был в эфире несколько раз. Но как гость.

В "ЦТ" удается по словам, по деталям, по эпизодам, по паузам в словах, намекам, по интервью сказать о том, о чем другие молчат. Не всегда ровно, не всегда получается. Но за внешним блеском стоит настоящая журналистская работа, которую все труднее отстаивать. Знаю, что за тем, что делают в "ЦТ", следят и в Кремле, и, судя по всему, очень внимательно.

Сам Леонид Парфенов по иронии судьбы тоже был на этой неделе в эфире. Только совсем в другом жанре. Развлекательно-познавательном. На "Первом канале" 28 ноября вышел второй выпуск шоу "Какие наши годы!". Первый выпуск, посвященный 1972 году, вышел еще 6 ноября. Эта программа оставила неважные впечатления. Сырой, наспех сделанной. И почему 1972 год, а не 1988-й или 1965-й, зрителю даже не объяснили. А главное, какой именно аудитории он адресован, понять было невозможно. Там все перемешалось: Борис Гребенщиков, Шнур, Сергей Безруков, Вячеслав Фетисов, Виктория Токарева, Виктор Суходрев... И все это на фоне бессмысленно шатающейся по огромной студии массовки. Режиссер там, похоже, вообще забыл про свои обязанности. Парфенов, словно коверный в цирке, пытался придать хоть какой-то смысл происходящему в программе. Соведущая Татьяна Арно точно не была ему в этом деле помощницей. И вроде бы шел Парфенов по хорошо знакомому пути — воспроизводил и рассказывал про прошлое языком настоящего. Но что-то не получалось. Неестественно, незанимательно... И доля аудитории была у программы не особенная: в Москве — 14,5%, по стране лучше — 16%.

Но тут было важно совсем другое. Гендиректор "Первого канала" Константин Эрнст в очередной раз предоставил Леониду Парфенову возможность работать в эфире. Теперь, спустя шесть лет, уже в регулярном. Правда, неизвестно, чем эта история после парфеновской речи может закончиться. 28-го в эфир вышел второй выпуск программы "Какие наши годы!". Он был про 1968 год. И был заметно приличнее первого. Режиссера поменяли, и появилась хотя бы внятная структура. А некоторые эпизоды, как, например, про советские танки в Праге и беседа с Владимиром Лукиным, и разговор с Людмилой Алексеевой о самиздате, а с Александром Васильевым — о моде, получились по-телевизионному плотными и цельными по смыслу. Впрочем, хаоса в программе еще хватает. Выбор адресной аудитории тоже размыт. Но вот время в сетке — воскресенье 22.00 — вполне логичное, и доля аудитории была уже побольше: в Москве — 17,1% по стране — 16,3%.

Показательная деталь. И перед первым выпуском, и перед вторым "Какие наши годы!" на "Первом канале" анонсировали активно, а голос за кадром в проморолике торжественно говорил нам, что это "новый проект Леонида Парфенова". Хотя по факту он ведь не сам его делает и даже ведет в паре с Татьяной Арно. И еще в четверг, когда вручали Парфенову премию, этот анонс был. А уже в выходные, спустя всего два дня, из анонса имя Леонида Парфенова исчезло. "Какие наши годы!" стал просто "новым проектом". Его имя из анонса убрали...

А еще в понедельник телеканал "Дождь" показал интервью Леонида Парфенова с Олегом Кашиным. Они говорили в больничной палате. Совсем недолго. Это уже не ретро. Это про сегодняшнее. Там есть на что смотреть и что слушать. И все понятно. Как раз после записи этого интервью (оно записывалось 25 ноября) уже вечером Парфенов читал свою заготовленную речь перед теми, кто в большинстве своем делает сейчас другое телевидение. Какое? Перечитайте речь Леонида Парфенова.

Арина Бородина

Телерейтинги в России. Ноябрь 2010

Телерейтинги в России. Ноябрь 2010