Выберите канал

Выберите канал

Популярные
Кино
Спорт
Познавательные
Развлекательные
Детские
Музыка и мода
Новостные
Белорусcкие
Российские
Каналы МТИС
Каналы "Космос ТВ"
Каналы ZALA
Каналы "Телесеть"
Каналы "Аксиома-Сервис"
Каналы "НТВ Плюс"
Каналы "Триколор ТВ"

Подписки

Новости
Беларусь
За рубежом
Кино
Техника
Коммуникации
Спорт на ТВ
Спутниковые новости

Афиша Беларуси
Форумы по теме
реклама
реклама

За рубежом


Президент фонда "Академия российского телевидения" (АРТ) Михаил Швыдкой сегодня вручил основателю российского фонда "Интерньюса" Манане Асламазян специальный приз АРТ "За личный вклад в развитие российского телевидения". Он подчеркнул: "тысячи молодых людей, которые делают региональное телевидение и документальное кино, вспоминают о тебе с благодарностью".

Жест полной реабилитации

Тем самым Швыдкой постарался максимально погасить скандал, случившийся на "ТЭФИ-2010", когда впервые за 16 лет существования этой телевизионной премии имя победителя в самой престижной номинации не было публично оглашено.

Президент АРТ тогда дал малоубедительное объяснение – он-де не объявил фамилию Асламазян, поскольку она не присутствовала на торжественной церемонии. Потому, мол, ограничились только распространением пресс-релиза о победителе.

Такого прецедента раньше не было. В разные годы статуэтку "Орфея" за "Личный вклад" получили такие известные и уважаемые в телевизионном мире люди, как Владимир Познер, Сергей Капица, Николай Дроздов, Анатолий Лысенко, Евгений Гинзбург, Александр Масляков, Валентина Леонтьева, причем некоторые на церемонии не присутствовали, а Николай Озеров и Владимир Ворошилов и вовсе были награждены посмертно.

Телеакадемики расценили случившееся как акт цензуры, а экс-президент АРТ Владимир Познер пригрозил даже выйти из состава академии. Скандал готов был сотрясти стены академии, которую за последние годы и так покинуло значительно число ее членов.

Казалось бы, какая разница, услышали бы зрители фамилию награжденного или нет, главное, что сам лауреат знает о своем награждении. Но тут особый случай. Сама премия Манане Асламазян – это был сигнал, что коллеги выражают ей свою корпоративную поддержку, и замалчивать ее получение было недопустимо. Одновременно это был знак полного освобождения Аслмазян от подозрений последних лет.

Сегодня награда нашла героя, справедливость, кажется, восторжествовала. Но кто извинится перед Асламазян, которая впервые за несколько лет приехала в Россию?

Была бы таможня, а контрабандисты найдутся

Напомню, что руководимое Асламазян российское отделение общественной некоммерческой организации "Интерньюс" с начала 90-х годов на зарубежные гранты подготовила сотни профессиональных журналистов для провинциальных телекомпаний России. Асламазян была даже награждена коллегами специально придуманной для нее медалью "Мать регионального телевидения России".

Однако в 2007 году, на волне борьбы с негосударственными организациями, существующими на иностранные деньги, "Интерньюс" в России был ликвидирован. Та же судьба вскоре постигла созданный Аслмазян фонд "Образованные медиа", а против нее было возбуждено уголовное дело за контрабанду валюты. Хорошо еще, что не подбросили наркотики.

Одного из организаторов Фонда защиты гласности, члена Федеральной конкурсной комиссии Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и массовых коммуникаций, вице-президента Национальной ассоциации телерадиовещателей, человека, создавшего лучшую в стране систему по подготовке независимых журналистов, в одночасье объявили преступницей, которой грозило до пяти лет заключения.

Протесты коллег были проигнорированы. Не помогло и письмо в поддержку Асламазян на имя главы государства, которое подписало более двух тысяч человек: "Манана Асламазян сделала для развития профессионального телевидения в современной России чрезвычайно много. Ее самоотдача и самоотверженность служат примером для многих из нас. Обвинения ее в контрабанде поначалу всеми нами были восприняты как досадное недоразумение, и все мы были уверены, что эта ситуация скоро разрешится..."

В итоге, большинство бывших сотрудников Асламазян пополнили ряды преподавателей Высшей школы экономики, а она сама – ряды эмигрантов, проживая сначала во Франции, а затем в Армении.

Вернуть изгнанника

В 2008 году подули новые политические ветры. Конституционный суд изменил правила открытия дел за контрабанду, и с Асламазян, которую после ее отъезда объявили в международный розыск, обвинения были сняты. Но она не торопилась в Россию – здесь у нее не было работы, как и мало-мальского повода для визита.

Сама Манана очень благодарна коллегам по академии, поддержавшим ее: "Несмотря на то, что я изгнанница, этот вынужденный отъезд показал, как много хороших людей есть", – отметила лауреат.

Нынешний ее приезд в Россию – положительный симптом в динамике взаимоотношений независимых журналистов и государства, при котором первые перестают восприниматься врагами последнего. Напротив, их начинают воспринимать как посредников между властью и обществом. И если уважаемого и профессионального человека из медиа-сообщества вернут из изгнания, это лишь послужит на пользу России. Вопрос только в том, найдется ли в стране для нее работа.

Сергей Варшавчик