реклама
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

За рубежом


Как известно, в Украине разгорелся скандал между совладельцами телеканала ТВi Владимиром Гусинским и Константином Кагаловским. Господин Кагаловский требует через федеральный суд Южного округа Нью-Йорка обязать господина Гусинского компенсировать вложенные в канал $11,5 млн. Один из ближайших советников Владимира Гусинского, президент Overseas Media Productions (Нью-Йорк, США) ИГОРЬ МАЛАШЕНКО изложил свое видение причин конфликта между собственниками канала корреспонденту Ъ ВАЛЕРИЮ КАЛНЫШУ. Ъ также надеется получить ответное интервью у господина Кагаловского.

– Из-за чего возник скандал вокруг телеканала TBi между Владимиром Гусинским и Константином Кагаловским, которые сейчас выясняют отношения в судах?

– Если вы откроете Financial Times от 11 июля, то увидите там огромную статью Кристи Фриланд о проекте TBi. В этом материале вы не найдете ни одного намека на то, что между Гусинским и Кагаловским зреет конфликт.
Однако в нем есть один интересный момент: она задается вопросом, не является ли телеканал TBi проводником идей Кремля в Украине, на что Кагаловский замечает, что сам он давно не был в России, а против Гусинского там не закрыты уголовные дела, так что предположение о "руке Кремля" не имеет под собой оснований. Однако в начале октября от той идиллии не осталось и следа. Между этими двумя датами состоялся разговор Гусинского и Кагаловского, в ходе которого Гусинский сообщил о своем намерении вернуться в Россию. Кагаловскому это крайне не понравилось, и он сказал, что усматривает в этом конфликт интересов, конфликт в самом широком смысле слова. Потом было интервью Гусинского израильской газете "Маркер", в котором он также заявил о стремлении вернуться в Россию. И причина разлада между Кагаловским и Гусинским лежит именно в этой плоскости – перспектива возвращения в Россию одного из акционеров с репутацией оппозиционера для другого оказалась неприемлемой.

– Почему это намерение вызвало такое неприятие со стороны Константина Кагаловского?

– Важно понимать, что TBi – не единственный бизнес Кагаловского в Украине и причем далеко не главный. Поскольку его в Украине никто не знал, канал был хорошим способом стать известным. TBi – своего рода его визитная карточка. Поэтому намерение Гусинского вернуться в Москву – прежде всего удар по бизнес-интересам Кагаловского в Украине. Вам, может быть, покажется это странным, но люди, которые приезжают из Москвы в Киев, а Кагаловский все же человек московский, считают, что первым делом им необходимо зайти на Банковую. Они не понимают вашей децентрализации власти. Вам это чудно, но мы, московские, так устроены.

– И все же вы допускаете, что причина разрыва отношений лежит в финансовой плоскости? По некоторым оценкам, прибыль TBi в этом году составит $600 тыс.– сумма не самая большая. Однако господин Кагаловский настаивает на том, что стоимость сериалов, транслируемых на канале, из-за которых, собственно, и разгорелся конфликт, была завышена.

– Я твердо заявляю: с самого начала, еще когда разрабатывалась концепция канала, речь шла о том, что его развлекательной основой будут сериалы Гусинского, и было известно, что они дорогие! Дело в том, что у компании NMDC (New Media Distribution Company; подконтрольна Владимиру Гусинскому, владеет правами собственности на 100 российских сериалов, заявленных к показу на TBi.–Ъ) есть американский акционер – AIG, ее инвестиционное подразделение,– и Гусинский при всем своем желании ничего не может сделать с ценообразованием. У него есть набор контрактов с ICTV, ТРК "Украина" и "Интером", где черным по белому проставлены цены на премьерные показы, вторые, третьи, и он дешевле зафиксированной в контракте стоимости продавать просто не может! И Кагаловский знал об этом с самого начала.

– Вы планировали развивать собственное производство?

– Да. Второй основой TBi должны были стать собственные программы: была запущена линейка новостей, разговорные программы Скрыпина и Портникова, аналитическая программа Киселева, расследовательская программа. Перед тем как начался этот раздрай на канале, мы объявили о выходе второй линейки новостей, я нашел продюсера, который готов был делать утренний эфир. Все понимали: канал и дальше будет убыточным, более того, в ближайшем будущем его убыточность на какое-то время даже увеличится! Канал был не только коммерческим проектом в долгосрочной перспективе, но и имел имиджевый, репутационный аспект, и оба акционера поначалу были готовы к тому, что канал выйдет на самоокупаемость лишь через три-четыре года, и сознательно вкладывали в него средства. Повторю: сроки окупаемости канала причиной конфликта не являются.

– Как в таком случае вы оцениваете шансы господина Кагаловского в суде? Ему удастся отстоять право транслировать на TBi сериалы?

– Право на трансляцию сериалов – частный вопрос, и иск Гусинского по этому поводу – лишь малая часть тех масштабных юридических действий, которые он намерен предпринять в различных юрисдикциях. Принципиальным для него является вопрос прав собственности на канал, хотя даже этим дело не ограничивается. Судопроизводство в большинстве стран – дело небыстрое, но Гусинский уверен, что его правота будет доказана в суде.

– По-вашему, примирение собственников канала TBi уже невозможно?

– Да, боюсь, что этого уже не произойдет. Иски в суды с обеих сторон не являются тактикой для укрепления своих позиций. Здесь разрыв более принципиальный, можно даже сказать мировоззренческий, и в его основе лежит не бизнес, тот же TBi, и не личностные отношения. Если хотите, это бизнес-политический конфликт.

Валерий Калныш, Коммерсантъ
Нужные услуги в нужный момент
-50%
-35%
-20%
-15%
-50%
-10%
-15%
-10%
-10%